.

 

 

Карта сайта, новости/ творчество/ Зазеркалье/ "Неслучайные встречи"

Эпизод № 1

"Неслучайные встречи"

Картинки - ссылки на более крупные и цветные варианты портретов персонажей.

 

Абихан Бандл

Скотт Картер

Катарина Медичи

Франсуаза Рогнар

информационный аналитик экипажа "Макрон", пилот истребителя "Бета"

начальник службы безопасности корпорации "GRIPP"

директор по связям с общественностью корпорации "GRIPP"

художница, дочь владельцев сети антикварных салонов

авторы

Кимури 

Арелат

Одинокая волчица (Юлия)

Арелат

 

 

 

 

 

ФРАНСУАЗА РОГНАР

Панорамное окно гостиной выходит на восток и, если не смотреть на город внизу, то есть только утреннее нью-йоркское солнце и чистейшее небо, которое не портит смог - современные пентхаусы выше слоя зеленоватой облачности.

Их совместный дом…

Требование Франсуазы - стеклянные стены с востока на юг, чтобы весь день было солнце, условие Скотта – никаких фешенебельных  окраин, почти центр Нью-Йорка.

Наконец-то, после нескольких лет совместной жизни и кочевья по его и её «территориям», они решились и нашли нравящийся обоим вариант. Обустройство будущего «семейного гнезда» велось под чутким руководством Франси, месяц назад была помолвка и продажа «холостяцкой берлоги» будущего мужа. В последнем не было никакой нужды, они оба состоятельные люди, но Скотт как будто какую-то черту подводил.

Франси подходит к прозрачной панели, мгновенно затонировавшееся стекло добавляет бежевой теплоты в городской пейзаж, сейчас только ветреный апрель, а кажется, что уже лето.
Эх, не может оценить Скотт красоту этого утра - типичный «сова», Картер бессовестно просыпает прекрасное время. Франси улыбается, несовпадение биоритмов пока единственное их серьезное разногласие, в остальном же они легко находят компромисс. Издержки совместного проживания: Скотт не желает вставать «в такую рань», Франсуаза мается бездельем, но это терпимо, и она привычно ищет, чем бы скоротать время.

 

Выходные у директора Департамента безопасности (так значится должность Скотта Картера в штатном расписании транснациональной  корпорации «GRIPP») явление редкое и нерегулярное, так что пусть отдохнёт, решает она, жестоко будить его в такой день.  В будни Скотт встаёт рано, биоритмы и прочие капризы во внимание не принимаются, и Франсуаза давно убедилась, что окончательно нырнуть в работу ему не даёт она сама. Да и Скотт как-то признался, что если бы не Франси, то домой ездить нет необходимости, а ночевать можно и в комнате отдыха, она ему полагается в комплекте с личным кабинетом и приёмной.

«И секретаршей!» - любит пошутить Франсуаза, хотя по этому поводу ей нет причины волноваться, данную должность занимает ветеран картеровского департамента. Но даже если бы координатором департамента была молодая особа, Франсуаза всё равно верит в порядочность Скотта, а он, как это ни странно при  его-то репутации негодяя, оправдывает её доверие, и приближённые к верхам дамы давно уже выяснили, что Картер, увы, верен гражданской жене.

 

Так что, пусть Скотт  спит, а она найдёт, чем себя занять, и начать бы лучше с книг. Но Франси забыла, что они ещё не успели перевезти интересную им обоим часть её обширной библиотеки, а свои многочисленные технические справочники Скотт унёс в кабинет, и книжные полки почти пусты. То, что сейчас в наличии, приобретено не ею:  Скотт, в юности не чуждый классике, почему-то читает теперь исключительно «бульварщину», от которой сводит скулы. Ассортимент видео тоже не радует новизной. Всё милое сердцу пока остаётся в её собственной квартире, после переезда там будет только студия, а в данный момент приходится считаться с тем, что в их новом доме ещё мало что приспособлено под её интересы.
Библиотеки, можно считать, нет, рисовать не хочется. Точнее, желание есть, но она всё никак не привезёт сюда краски, а карандашная графика воспринимается только как «обязаловка» в виде различных учебных штудий. Эх, она бы сейчас поиграла с цветом заоконного пейзажа, но нечем.
 

Совместную территорию они планировали с размахом, и теперь двухэтажное владение вмещает не только несколько спален, гостиную, пару кабинетов вместе с вышеупомянутой библиотекой, но даже спортзал: кроме обожаемой электроники у Скотта ещё одно любимое развлечение – бокс. Франси и про себя не забыла, но в её светлом и просторном кабинете с окнами на восток пока лишь рабочий стол, даже мольберта ещё нет.

Скотт тоже озаботился рабочим местом, и помещение под него отведено немаленькое, но скорее, это место хранения личных вещей, потому что большую часть суток он проводит вне дома и работу «на дом» не берёт, оправдывая это необходимостью отдыха.

И правильно делает.

Но мощный комп с хорошим выходом в Сеть есть, не озаботившись этим, Скотт не был бы самим собой, и, хотя Франсуаза не любит часто бывать в «паутине», что не сделаешь от безделья?

Пробежка по привычным форумам, много трёпа, и нет достаточно интересной темы. Ответ на пару писем приятельниц занял еще примерно час и дальше снова нечего делать. Можно, конечно, зарыться в новости, но Франсуаза осознанно избегает этого бесконечного сериала: обычно СМИ радостно муссируют сугубо отрицательные стороны жизни, так зачем же добавлять себе негатива?

«Где-то у Скотти были игры», - вспоминает она, углубляясь в дебри электронного каталога - предстоит убить ещё пару часов ожидания, и даже «стрелялки - гонялки» лучше, чем совсем ничего. Увы, графические программы вторая половина не жалует, так что опыты по части дизайна исключаются. И надо же было ей забыть вчера у родителей свой ноут! Никаких бы проблем с досугом не было.

 «Гонки» быстро надоели, «болид» упорно не вписывается ни в один поворот, терпения хватает минут на десять, и она прерывает игру. Но другие названия ничего не говорят, желание экспериментировать пропало, и Франсуаза занимает себя тем, что методично открывает все имеющиеся «папки». В одной из них попадается архив «М -1»,  и она бы не увидела его, если бы перед началом поиска не был включён показ скрытых файлов. И прошла бы мимо, курсор уже наведён на предыдущий уровень, но в вале непонятных названий это «М -1» зацепило смутной ассоциацией.

И местоположением.
Если свести воедино намеренное расположение  скрытого файла в недрах «содержимого» какой-то маловразумительной игрушки и созвучие его названию ЧП боле чем полугодовой давности, да ещё учесть скрытность Скотта, то ох, как интересно получается!
 

Называется это происшествие «Макрон-1», по сути - экспериментальная полувоенная база с секретными разработками, и 11 октября 2044 года сбрендивший куратор проекта угнал то, над чем научный сектор работал последние годы, а экипаж объявил войну корпорации-разработчику.  Полностью скрыть такое было невозможно, и старт «Базы» в СМИ преподнесли как военные учения, дальше информация о «Макроне» тщательно глушилась, а просочившиеся крохи и обвинения старательно игнорировали. Франсуаза немного в курсе истинного положения дел, хотя бы по праву невесты одного из трёх ключевых управленцев Корпорации, но Скотт всегда ограничивается общими словами, на подробности он крайне скуп, и сейчас ей очень любопытно.

Что может держать большой начальник Скотт Картер в памяти личной машины?
Первый же документ, который она пытается открыть, запрашивает пароль.

«Ну, это несложно», - снисходительно улыбается Франсуаза, - «Либо «Бронкс», либо «Дженни»». Подходит второй вариант – Скотт Картер упорно верен своему первому юношескому чувству. Нет, он это не афиширует, но для Франсуазы не секрет имя её предшественницы. Ревности нет – к умершим не ревнуют.
Информации не так уж и много, собственно, как и членов мятежного экипажа. Неонерос Темнозвёздов, седой крепыш Суэни Блейд, здоровяк и громила (даже не фото это отлично видно) с простоватой физиономией – Джеральден Кернагул и… ОН!
Рука непроизвольно сжимает манипулятор, монитор с предельной реалистичностью демонстрирует Абихана.
 

Абихан Бандл… Сын влиятельного и богатого чиновника из министерства иностранных дел Северо - Американского Альянса.  После объявления наследника террористом общемирового уровня Эдвард Бандл был тихо отправлен в отставку. Умница и интеллектуал, не говоря уж о том, что просто красивый парень, когда-то нежно любимый жених, внезапно ставший бывшим.

Франсуаза и тогда не поверила, и сейчас назовёт наглой ложью уверения в том, что ему тошно в этом «великосветском гадюшнике». Его, видите ли, потянуло к приключениям, захотелось чувства «боевого братства» и риска! А ей как? Кроме скандала, брошенной невесте достались сомнения и предельно реалистичные фантазии на тему «той, другой» - Франси Рогнар никак не могла понять и принять взгляды человека, променявшего власть и богатство на призрачное нечто, называемое «настоящая жизнь».

За прошедшие годы обрывками доходила информация об его «армейском периоде», потом была «контрразведка» (в пику папочке?), теперь он «проявился» среди мятежников.

 

Как тесен мир, и как зло шутит жизнь!

Вот есть она, Франсуаза, и два близких ей человека, в данный момент являющиеся врагами. Да, без преувеличения так. И Скотт, и Абихан достаточно тверды в своих намерениях и отступать не собираются. И каждому принадлежит часть её жизни. Абихану – прошлое, Скотту – настоящее. И будущее.

Настоящее ещё недавно обнимало её, рыжие вихры щекотали плечо, а прошлое смотрит с экрана…

Франсуаза неотрывно всматривается в фото, снимали качественно, Абихан внешне серьезен, а в глазах усмешка, и ей должно быть сейчас грустно, но вдруг оказывается, что вместо печали в душе хозяйничает ненависть.

И она не может больше назвать его ласковым «Аби», максимум, на что хватает моральных сил – полное имя, а ещё лучше - фамилия.

 

Она старается вспомнить что-то хорошее, Абихан был весёлым, энергичным и скучать ей не давал, но из памяти всплывает только боль, а за ней тянутся долго изживаемые неуверенность и разочарование. При расставании Бандл оказался  жестким и категоричным, и если бы тогда её не поддержал Скотт…

Она давно хотела его отблагодарить. Когда однажды сказала об этом, Скотти засмеялся и уверил, что их домашний уют и есть его награда, но  Франсуаза всё равно отложила эту затею до более подходящего случая. И вот теперь есть такая возможность, а заодно ей выпал шанс поквитаться, так почему бы не совместить приятное с полезным?

Легко!

Когда выспавшийся Скотт появляется на пороге кабинета, Франсуаза Рогнар уже в деталях знает, что надо делать.

 

СКОТТ КАРТЕР

Вот так сюрпризы воскресного утра!

Франсуаза смакует кофе и в деталях излагает интересную и, высока вероятность, успешную оперативную комбинацию, а ему с трудом удаётся глотать любимый напиток.

Шок не от того, что разыскиваемый Абихан был близок его невесте, это Скотт знал ещё с момента, как познакомился с Франси, и прошло уже без малого восемь лет. А три года назад, при проверке информации о новом сотруднике, он в очередной раз убедился, что мир неимоверно тесен, но от Франсуазы все скрыл – зачем ей новый виток нерадостных воспоминаний?

Но за прошедшие полгода, какие бы разносы Босс не учинял по поводу беглых макроновцев, Скотт ни разу не заикнулся о том, что  Бандла можно поймать «на живца». Картера не без оснований считают негодяем, но он ценит и щадит Франси.

И вот теперь его милая девочка с лёгкой улыбкой излагает, как, когда и на какую приманку можно выманить осторожного врага, а глаза недобро так  поблескивают.

- Франси, - осторожно спрашивает Скотт, - почему ты сейчас мне об этом говоришь?

- А когда? – улыбается Франсуаза. - Обычно ты дома почти не бываешь, и вижу я тебя мало. Жаль тратить дорогое совместное время на коварные планы. А сегодня ты свободен, мы обдумаем всё, и завтра можно начать подготовку. Согласен?

- Но почему именно сегодня, не месяц назад или после свадьбы? – не спешит соглашаться Скотт.

- А мне делать сегодня было нечего, в сети глупости какие-то, и я немного покопалась в твоих игрушках. Там наткнулась на один интересный архив, - без смущения признаётся Франси. – Заглянула, и вдруг придумалось.

«Бог мой, какой же я дурак! Поставил простой пароль, вот его и раскусили. И ведь не только Франси меня хорошо знает…», - холодком по спине приходит осознание ошибки.

Пароли нужно срочно менять, а неожиданное предложение требует решения.

Соглашаться или нет? Комбинация хорошая, если всё грамотно сделать, то успех гарантирован, но Картер радоваться не спешит. Не нравится ему неестественное для обычно спокойной Франсуазы оживление, предложенная помощь тоже оптимизма не вызывает.

Скотт намеренно оберегает дорогого человека от реалий своей непростой, и, что уж скрывать, нередко грязной работы, информация дозируется и тщательно фильтруется, а теперь молодая женщина рвётся в самый центр оперативной разработки.

И что ему делать?

- Скотти, соглашайся, - уловив его сомнения, настаивает Франсуаза. – Тебя ждёт успех. Утрёшь нос этим двум задавакам.

Франсуаза хорошо знает слабые места Скотта, да и сложные отношения Картера с коллегами для неё не секрет, и упоминание о возможном превосходстве заглушает опасения Скотта. Осторожность велит помедлить с ответом, но решение уже принято, и Скотт считает своим долгом спросить напоследок:

- А не пожалеешь?

- Нет.

Ясный и чёткий ответ.

Что ж, может, он преувеличивает ранимость Франси, и она уже не так остро переживает давние события? Или чувство к Бандлу прошло, и невеста просто хочет помочь?

Франсуаза смотрит ясно, взгляд не прячет, легкая полуулыбка, и Скотт решается окончательно.

  

АБИХАН БАНДЛ

Свободного времени остается все меньше и меньше…

Информационная блокада, вот с чем ему приходилось иметь дело в настоящее время.  Он последовательно оставил все развлечения. Пришлось держать под контролем  и такое полезное интеллектуальное хобби, как литературные рецензии, которые он писал под псевдонимом. Качественное образование и литературные увлечения позволяли Абихану и  без специализации достаточно изящно формулировать свои мысли, он даже публиковался в соответствующих  изданиях и обычно держался в курсе новинок современной и фантастической литературы. Теперь доступ к ней остался лишь через сеть – а значит, с опозданием, а сеть все больше становилась рабочим инструментом. В какой-то момент перед приходом в группу «Макрон» он подумывал о карьере военного журналиста… теперь именно ему выпало изучать информационную блокаду, организованную ГРИП, и пытаться прорваться сквозь нее. Безуспешно, надо сказать.

Техники-сетевики ГРИП и руководитель сектора прессы Катарина Медичи отменно  справлялись с работой. Из сети за кратчайшее время вычищались любые упоминания о проекте «Макрон», телепортации и засекреченных опытах, а «Хьюго» подвергался из «паутины» постоянным атакам. Сообщения же о природных аномалиях еще и терялись на фоне общей не слишком благоприятной обстановки на планете… И, разумеется, никакие сетевые издания не шли на контакт с террористами мирового масштаба. И снова отличная работа принцессы Медичи и ее сектора  - ГРИП выглядит непричастным, а группа «Макрон» за считанные дни при посредстве крупных информационных агентств обрела статус крупных мировых террористов. При этом еще и уровень засекреченности ухитрились соблюсти! Для всех непричастных – террористы неуловимы и безлики, а к почтенной корпорации, конечно, никакого отношения не имеют. Для более посвященных узких кругов – это долго готовившаяся акция злобных конкурентов, подготовивших и заславших группу из достойных с виду людей… А дальше недостаток информации сделал свое дело, и пошли версии одна другой страшнее.

Поначалу Абихан как-то пытался их систематизировать, но сломался на уверении довольно приличного на первый взгляд издания, что «Макрон» суть секретное оружие мировой коммунистической мафии, жаждущей лишить всех приличных людей их священной собственности, и базирующееся, конечно же, на территории Латиноамериканского Союза.

Словом, они остались одни, и самоуверенная их надежда выйти на контакт с правительствами других государств, готовых поддержать идею стабильного выхода в космос, провалилась с треском, даже не наметившись толком.

Помнится, уяснив это себе, макроновцы изрядно пали духом, и на стихийно случившемся совете долго обзывали себя разными словами, из которых «самонадеянные сопляки» и «слепые котята» были самыми мягкими. Профессор Темнозвездов  тогда вовремя их одернул.

Сдаваться было, во-первых, недопустимо по причинам чисто внешним и объективным, а во-вторых, еще и безумно стыдно. Имея на руках такую технику… Экипаж стиснул зубы и взялся за работу.

Пилоты, как же. Да столько работать не по специальности им ни в каком ГРИП не приходилось, вопреки всей правде о потогонных системах крупных корпораций! Оставив за профессором общее руководство и научную деятельность, они разделили на троих все остальное, что на них свалилось. Медику Суэни Блейду, как старшему и в некотором роде ученому, - подбросили часть научной работы, а также контакты с немногочисленными и не особо надежными союзниками. Таковые нашлись – исключительно по принципу «враг моего врага – мой союзник», а значит, постоянно ухо востро и ладонь от оружия не отнимать.

Абихану, хоть он и рвался вести переговоры, предложили не лезть поперек батьки в пекло, соблюдать введенный ради безопасности принцип разделения знаний и заняться своей областью: информационная защита, аналитика и подготовка возможного прорыва инфоблокады. Для этого второму пилоту  пришлось собрать все знакомства и старые связи, всех своих виртуалов и псевдонимы, и начать неторопливую игру, в том числе со старыми знакомыми: исподволь убеждать, подбрасывать в частных разговорах намеки и создавать настроение. И даже продолжать публиковаться ради этого на таких невинных окололитературных новостных группах и сайтах, одновременно пытаясь поднимать другие темы, хоть на шажок, но приближающиеся к нужным. Пусть со стороны все выглядит достаточно невинно: просто некий молодой журналист-еще-не-профессионал стремиться создать себе имя и расширить сферу деятельности… А параллельно – отслеживать публикации ГРИП, сетевые разговоры на тему, подбрасывать сплетни на значимых форумах «для узкого круга», куда он всегда был вхож, подливать масла в дискуссии, затрагивающие нужные проблемы… Не пренебрегать и светскими сплетнями высоких кругов – это могло косвенно свидетельствовать о неких важных корпоративных операциях.

Кажется, впервые за свою жизнь он столько жил в сети.

В какой-то момент Абихан был готов и семейный ресурс задействовать, но удержался. Влияния Эдварда Бандла хватило на то, чтобы уберечь себя и семью от проблем – но только за счет подтверждения полного разрыва связей с блудным сыном. Так что кредит доверия к его семье был почти исчерпан, они ему помочь не могли, а вот он их утопить – вполне.  Нет, он не был готов так далеко зайти ради достижения цели, пусть и жизненно важной – не для экипажа,  для всех.

 

А на Джеральдена свалились все проблемы с «железом» на Базе, и надо признать, что третий пилот справлялся куда лучше, чем Абихан со своим сектором. Этот здоровяк, явившийся в свое время в группу «Макрон»  как временный работник, оказался от бога технарем – даже без соответствующего образования, которое добирал прямо по ходу работы. Он ухитрялся чуть не на коленке чинить хитрую  и тонкую технику, мог  кустарно соорудить сложные компьютерные платы, чего, казалось бы, в век стандартизации и «сборных конструкторов» уже никому не было надо, и чуял неисправности почти сверхъестественно.  В армии Джерри не продвинулся дальше сектора техобслуживания – начальство не отпускало, а здесь он базу просто спасал. Без него карьера бунтарей и террористов бесславно закончилась бы в арктической глуши после серьезных повреждений первых атак…

 

И вот еще один ночер в сети, много-много информации, которую надо воспринимать отстраненно, выискивая в этой мути полезные сведения – компьютеру, даже такому умнице, как Хьюго, можно поручить обработку и прямой поиск информации, но не осмысление намеков… и не их придумывание.

  

ФРАНСУАЗА

Чай  уже почти остыл, а Франсуаза про него так и не вспомнила, нужные слова мучительно не желали подбираться. Сетевая почта - на данный момент, единственная возможность связаться с Абиханом, старый «ящик» был их секретом достаточно долгое время, и, может быть, бывший, во всех смыслах бывший, ещё туда заглядывает?

Непривычно притихший Скотт озадачился завтраком. Когда нужно, он не только настрогать салат может, несложные блюда тоже неплохо получаются, и сейчас низкокалорийный, в понимании здорового мужчины, завтрак тихо поставлен рядом с остывающей чашкой.

«Ну да, тосты, куда же без них?» - усмехается Франси.

Похвалить Франси не успела, обычно шумный Скотт тихо вышел, только что был рядом, и вот уже за ним осторожно закрывается дверь.

 

А письмо не получается.

Вернее, текст сочиняется легко, но там столько наигранности и фальши,  что Франсуаза твёрдо уверена  - Абихан вмиг почувствует неискренность.

В юношескую пору Абихан знал её как немного наивную мечтательницу, за прошедшее время она изменилась, но ведь ему об этом, скорее всего, неизвестно. Хотя нет, насыщенная светская жизнь последних трёх лет не оставляет таких иллюзий, вездесущие папарацци не раз уделяли ей внимание, и этот образ уже не актуален.

Как же быть?

Просто не выдумывать лишние сложности.

«Краткость – сестра таланта», - хвалит себя Франсуаза, текст в очередной раз переправлен, ещё несколько штрихов и письмо отправляется в давний почтовый ящик.

Абихан, прошу тебя о помощи. Мне угрожает опасность, и это не досужий вымысел.

Какая и почему - могу сказать только при личной встрече». Дальше были указаны координаты одной полузакрытой, но всё равно многочисленной тусовки, где среди разномастного народа можно инкогнито встретиться.

Остаётся только надеяться, что Абихан хоть что-то оставил на память о прошлой жизни. Например, этот «ящичек»…

  

АБИХАН

На этот раз от Нетти удалось отделаться почти без потерь. Абихан вздохнул и запер за собой дверь каюты. С самого "похищения"… точнее, виртуозно провернутой им операции по увозу племянницы главы «Макрон-базы» и дочери ее покойного создателя из-под носа посланцев ГРИП, он так и не нашел с девчонкой общего языка.

Нетти оказалась тем еще орешком: даже признав, что «похититель» увез ее от убийц отца и, по сути, спас, она продолжала  видеть в нем обидчика. Ребенок огрызался, грубил, приставал с той разновидностью дурацких вопросов, которые так бесят всех, вышедших из школьного возраста, и на которые что отвечай, что не отвечай - все равно будешь неправ. Вот как сейчас…

Пилот сел к своему терминалу, взглянул на часы - немного времени есть - и начал с того, что наскоро долистал некий дурацкий роман. Тема для бесед с нужными людьми. Удивительно нудные нынче авторы пошли... написать, что ли, инкогнито разгромную рецензию о том, как опять все плохо в литературе? Эх… если время будет.

Своими первыми сетевыми ипостасями Абихан обзавелся еще со времен службы в армии. Как он ни рвался к ней в юности, служба была вовсе не сахар, сетевые приключения и маски помогали скрасить однообразный досуг военного. Он хулиганил на литературных форумах, носил маску презрительного критика «никуда не годной современной литературы», и этим эпатажем неожиданно завоевал некоторую известность в соответствующих кругах и фэндомах. Тогда-то и завязались первые контакты с тематическими порталами и небольшими издательствами, которые даже платили что-то за рецензии и тогдашние высокомерные эссе. Маска была забавой, прожила несколько лет, то активизируясь, то пропадая. Он планировал в какой-то момент сделать ее официальным своим псевдонимом - но кто бы подумал, что она вот так пригодится именно сейчас?

 

Абихан сбросил почту за последние дней: всего несколько писем и извещений. Плохо, значит, опять поднятые вопросы не привлекли внимания сетевых корреспондентов.

 Одно извещение о денежном переводе за публикацию - давно пора. Одно письмо от сетевого знакомого на сугубо отвлеченные, то есть литературные, темы. Интересно, как этот тип представляет себе собеседника? Не иначе как утонченного интеллектуала, рассуждающего о высоком между прогулками по выставкам и посещением респектабельной работы...

"Ага, конечно", как говорят русские.

Покосившись в небольшое зеркало, Бандл усмехнулся. Тот, кто посмотрел на него из зеркала, умел и любил выглядеть утонченным и почти изнеженным интеллектуалом. Это оказалось довольно полезно в жизни -  кроме начала армейского периода, когда это, напротив,создало немало проблем.  Абихана нередко считали не особо опасным противником, и ему не раз доводилось уведомлять противников и врагов, как они ошибаются.

В противниках и врагах недостатка не было.

 

Кто-то наверху, должно быть, здорово пошутил, когда отправил его рождаться в семействе добропорядочного американского чиновника и карьериста. Вот только над кем из двоих больше пошутили, над отцом или сыном, - непонятно...

По утверждениям родителей, первые симптомы проявились еще в дальнем детстве. Память сохранила другое.

Заданность. Расписанность всего и вся, строго определенную правильность и предначертанность жизненного пути. С детства знать, в какую школу и университет отправят, и кем предназначено стать. Отец мечтал о продолжателе своего дела и твердил о семейной чести - появляясь дома за поздним ужином и по выходным. Домашние воспитатели, развивающие игры и назидательные нотации.
Потом ребенок начал смотреть фильмы, в пять лет его научили читать, и фортуна сказала первое "ха-ха".

Ангельского вида и дьявольски скучающий в упорядоченном отцовском доме мальчишка обнаружил, что существует жизнь, о которой можно только мечтать. Жизнь состояла из пиратов, хитрых шпионов, бравых солдат, товарищей, спасающих от пули и врагов, приветливо извиняющихся перед тем, как всадить в тебя пулю.

Реальность была расчерчена по графику до пенсии. Жизнь из книг утверждала - нельзя быть уверенным, что доживешь до завтра. На фоне ужина по графику это казалось невыносимо прекрасным.

Будь Абихан хоть самую малость мечтательнее, этот мир в итоге достиг бы в его воображении кульминации, обрушился бы от первых разочарований и остался бы умозрительным и отдельным от предначертанной "реальной жизни". Однако кое-в-чем юный авантюрист оказался истинным сыном своего отца: он был до отвращения практичен и, задавшись вопросом, как совместить желаемое и действительное, принялся проверять границы предначертанной реальности на прочность - с той же методичностью, с какой его отец вершил свою карьеру и министерские труды.

Те виды боевых искусств, которые могли пригодиться - стрельба, рукопашный бой, даже фехтование - осваивались старательно, начиная со школьных лет. С науками было сложнее: наследника намеревались учить "делать деньги" и разбираться в юриспруденции. Даже намерение всерьез заниматься программированием, которое возникло в школе, и на время вытеснило авантюрные мечты, встретило категорическое неприятие со стороны главы семейства и семейного дела…

Приходилось брать дополнительные занятия. Престижный университет предоставил здесь более широкие возможности, поэтому Абихан на несколько лет отложил свой запланированный бунт, чтобы в параллель к  экономическим дисциплинам - которые тоже признал полезными в будущей жизни - освоить намеченные  технические предметы.

Отец тогда удивлялся, но не протестовал, успокоенный качеством учебы. Впрочем, про студенческую жизнь сына - как и про всю его жизнь вообще - господин министр знал немного.  Некоторые выходки сделали обаятельного красавчика Бандла-младшего звездой университета, но популярность среди "золотой молодежи" его не радовала - он слишком хорошо знал, как мало для этого нужно...

Последней каплей стала невеста.

Позже Абихан  признался себе, что ничего в женщинах в то время не понимал. Да и насчет настоящего был вовсе не уверен… На красивого парня девчонки обращали внимание со школы, рядом обычно оказывались довольно определенные  представители этой половины человечества. Познакомившись на какой-то вечеринке с полной противоположностью среднего образчика, тихой и скромной Франси Рогнар, он решил, что такое знакомство терять нельзя.  Девушка училась на художницу, с ней можно было говорить не только о развлечениях и женской ерунде… Он к ней искренне привязался. А Франсуаза - влюбилась.

Девушка, которой можно доверять… Но, когда Абихан доверил подруге свои планы, то встретил только изрядное удивление. Послушная домашняя девочка искренне не понимала, зачем рушить налаженную жизнь ради абстрактной свободы, почему та жизнь кажется более настоящей, нежели эта, и почему бы вместо этого не выбрать цель более близкую и понятную, ну хотя бы официально поменять специальность, если уж ему так милы компьютеры и программирование… Любящая, радостная и непонимающая. Стена оказалась непробиваемой. Или показалась.

Он жил тогда странной двойной жизнью, которую позже вспоминал с ужасом и стыдом. Готовил свой уход, собирал накопленные деньги, договаривался, выбирал военное училище, а потом шел и встречал сияющую и доверчивую Франси, такую домашнюю и спокойную, представлял ее женой офицера – учебка, гарнизоны, жизнь по съемным квартирам, офицерская зарплата, ожидание… и понимал, что это для нее невозможно, и надо на что-то решаться. Здесь или там?

 

Отец присматривался к девушке с одобрением, ведь Франси принадлежала к «своему кругу», и это вызывало тревогу.  А в один далеко не прекрасный день тревога молодого человека оправдалась. Встретившись – как водится, без предупреждения – с родителями Франси, респектабельными  торговцами антиквариатом и предметами искусства, Бандл-старший громогласно одобрил выбор сына, объявил, что не пожелает себе лучшей невестки, и предложил назначить дату свадьбы.

 

В тот день он увидел с убийственной ясностью и другой вариант. Обустроенное родителями обоих сторон семейное гнездышко, сияющая женщина, ждущая его с престижной работы… может быть, даже хорошей, интересной работы… и копящаяся тихая ненависть к такой жизни и лично к ней, Франси, за погубленную мечту и отказ от свободы, отравляющая насмерть эту респектабельную и достойную жизнь, словно сошедшую с картинки.

 Выбор предстоял из трех зол, и стал очевиден.

 

В двадцать лет Абихан Бандл послал к чертям университет, отца, назначенную невесту и будущую карьеру, забрал документы, личные вещи в объеме рюкзака, кредитку довольно тощего личного счета - и завербовался в армию. Одно из тех мест, где отцовскую  мохнатую лапу могла отпихнуть когтистая лапа потяжелее. В худшем случае он был готов начать с нуля даже в непрестижном подразделении, но составленные заранее планы сработали. С его  образованием и качественной спортивной подготовкой Абихана, как он скрытно хлопотал через знакомых военных, сходу направили в офицерское училище ВВС. Здесь он прошел через персональный кошмар, заработал десяток шрамов на теле в "темных" драках, но справился, и даже отстоял красивое лицо, которое очень ценил. Собственно, раньше он очень плохо представлял, с чем ему доведется столкнуться.  Однако бывший домашний мальчик скрипел зубами и держался. Получил звание лейтенанта, отправленный проходить службу в одну из вяло тлеющих «горящих точек» на Востоке, он сходу попал на военную операцию и вернулся живым и довольным.
 

Сенатор же Бандл неоднократно порывался лезть не в свое дело...  Недовольство начальства было вызвано не только неармейскими замашками молодого летчика, хотя, по мнению этого самого начальства, он становился нахальнее с каждым присвоенным званием. И в какой-то момент его начали старательно и откровенно «уходить». Потом случилась Контора, силовые операции, а вскоре - компьютерные курсы, востребовавшие в полной мере его институтскую подготовку. Затем – новый разрыв, уход, и корпорация ГРИП.

 

При всей ее нудной опасности, при непредставимых раньше тяготах – вся эта жизнь была настоящей. Хотя от романтики в ней мало что было. Только – его собственный выбор.

А вот приветы из прошлой жизни...

Абихан закончил с почтой, вспомнил, чего еще не проверял, вздохнул и все-таки заглянул в стародревний почтовый ящик еще студенческих времен. Через него он когда-то заканчивал объяснение с бывшей невестой, туда несколько раз писали немногие посвященные друзья из бывших сослуживцев, которых разбросало с тех пор по всему свету. И которые, увы, почти ничем не могли ему сейчас помочь.

В ящике обнаружилось единственное письмо. Он невероятно удивился, увидев отправителя.

Франсуаза?? Сейчас? Респектабельная девочка наверняка знает, чем бывший друг  занят теперь, наверняка отец ее в известность поставил.. Скандал был только в узких  кругах, но вкусный.

 

Так что же ей от него надо??

Прочел письмо - и оторопел.

Тихая домашняя девочка - и вдруг попала в беду?? Что может угрожать Франсуазе, близкой приятельнице начальника безопасности корпорации ГРИП? Да еще такое, чем нельзя поделиться ни с кем, кроме него, террориста международного уровня и неверного друга?

Он взглянул на дату - письмо пришло четыре дня назад. Было еще не поздно попасть в назначенное место.

 

Может ли это быть ловушкой? Да, вполне вероятно. И все же…

Он привык отвечать на вопросы, заданные себе. Итак, что может угрожать женщине с такими связями, как у Франси? Отсеиваем банальных шантажистов и мелкие мафии, потому что близость к Картеру была сама по себе хорошей защитой. Также родителей и прочую ближнюю родню: искусствоведы и торговцы антиквариатом в третьем поколении были довольно мягкими в обычной жизни людьми, законопослушными и разборчивыми в знакомствах и средствах. Сама Франси тоже вела респектабельную жизнь…

Оставался один вариант, который Абихану не понравился больше всего. Звался вариант Скоттом Картером, сыном и внуком самых настоящих мафиози, сколотивших основу своего состояния на угонах машин и торговле оружием. И даже после создания респектабельных предприятий и превращении в крупнейших акционеров корпорации ГРИП – сохранивших и прежние связи, и людей, и по доносившимся обрывкам информации – методы работы.

Кстати, гибель профессора Фрица подтвердила это в полной мере…

 

Не так уж невероятно. Достаточно  предположить, что Франсуаза захотела с опасным кавалером расстаться, а Картер не желает об этом слышать и пустил в ход угрозы… Стоп. Нельзя быть уверенным в образе действий этого человека. Картер-младший почти не светился на публике, профессия не предполагала, да и склад характера тоже. Немногочисленные служебные встречи оставили не самое приятное впечатление – нагловатый и простоватый с виду парень себе на уме. Кстати, Абихана он отчетливо не жаловал, и как рассказал покойный профессор Фриц, возражал против его назначения. Несомненно, знал о его прежнем знакомстве с подругой, служба обязывает. Тогда только слово профессора, которому потребовался молодой специалист со своеобразной подготовкой, решило дело…

 

Итак, два варианта: ловушка от имени Франсуазы – или реальная угроза для нее, исходящая от близкого Франси опасного человека.

 Можно выкинуть сейчас это письмо, разумно решить, что это ловушка и забыть. Решить… и возможно, оставить наедине с какой-то бедой девушку, которую он уже когда-то оставил. Одну. И если узнать это можно только при встрече…

 Он сидел молча несколько минут, глядя сквозь экран. Затем быстро написал ответ: «Я приеду», - отправил, и задумался, под каким предлогом убедить профессора телепортировать завтра базу в Америку.

 

СКОТТ

На работе коммандер Картер нагл, хамовит и, по возможности, невозмутим, дома он снимает эту маску.

В случае удачи его ждёт несомненный успех, но на третий день Скотт поймал себя на желании, чтобы посланное Франсуазой письмо кануло в пустоту. Пусть Бандл выбросит этот осколок прошлого, не прочтёт, забудет об этом адресе, раз уж коротенькое послание сразу не вернулось отправителю с пометкой об исчезновении адресата.

Франсуаза бодра и доброжелательна,  ощущается небольшая нервозность, но,  скорее всего, она обусловлена участием в новом и непривычном деле, и ему не о чем беспокоиться.

Безусловно, поимка одного из макроновцев сильно укрепит его позиции. Нет, стабильному положению Скотта Картера ничто не угрожает, а в корпоративной иерархии он достиг своего максимума на ближайшие лет двадцать, но коллегам неплохо бы указать их место, да не на словах, а делом.

Но на четвёртые сутки становится ясно, что Абихан Бандл сжёг не все мосты.

 

ФРАНСУАЗА

Тихо пискнул комм в кармане – ежечасное напоминание: посмотри, не пришёл ли ответ, и за прошедшие дни проверка почтового ящика стала почти ритуалом. Почему же она каждый раз плотно закрывает дверь, прежде чем обновить страничку? Всего-то нужно нажать клавишу и убедиться в бесполезности ожидания, а в этот момент хочется тишины и уединения.

С тихим щелчком срабатывает замок, и Франсуаза с удивлением ощущает заметную дрожь в руках, к моменту, когда ожил экран, уже неприятно колотится сердце.

«Господи, что со мной?» - недоумевает она.

Непослушные  пальцы с трудом набирают пароль, обновление «входящих».

Одно новое поступление, автор «Романтик».
 

… Трепыхание в груди внезапно сменяется звонкой тишиной. Глубокий вдох, закрыть глаза… расслабиться… выдох…
«Ну, вот и всё», - то ли с облегчением, то ли с обреченностью думает  Франсуаза.

Не по-весеннему тёплый вечер, и в картеровском кабинете приоткрыто окно, над горизонтом непривычно алые облака, низкое солнце  золотит лаковое покрытие тёмной столешницы.  Прошло уже несколько минут, а молодая женщина всё пытается разобраться в сложном коктейле, бурлящем в душе. Есть там злорадство, досада, грусть и странная, радостная лёгкость. Негативные чувства понятны, грустью отзывается память, но отчего же эта неуместная радость?

В ответе всего два слова: «Я приеду».

 

КАТАРИНА

Эта неделя начиналась странно. Загадочная активность в отделе Картера чуть было не прошла мимо внимания принцессы, если бы не один разговор в коридоре у лифтов.

На двадцатом этаже Корпорации лифт находился совсем рядом с курительной комнатой. Кати по пути из информационного отдела (да-да, иногда принцесса вопреки устоявшемуся мнению все же покидала свой Олимп и обращала внимание на простых смертных) дожидалась лифта, когда услышала обрывки разговора между Скоттом и его заместителем Диего Рамосом.

Случайно долетевшие слова Катарину весьма заинтересовали… Коллега затевает какую-то операцию? Не иначе. А как еще можно объяснить наличие таких слов как «Франсуаза», «этот Бандл» и «Макрон» в одной фразе?

Франсуаза… Невеста Картера. Симпатичная молодая женщина, правда, порой одевающаяся излишне вызывающе… но это проблемы Скотта. И Абихан Бандл, второй пилот мятежного Макрона. Что их связывает?

Отличная память усилено намекала, что связь есть, и Катарина это когда-то читала.

Из любопытства принцесса подняла пару старых изданий восьмилетней  давности Память не обманула. Когда то очень давно Катарина, тогда еще не всесильный директор корпорации Грипп, а юная бизнесвумен, глава собственного только что созданного медиа-агентства, читала о разрыве помолвки некого А.Б. сына ТАКОГО человека и Ф.Р. дочери Таких-то родителей.

Тогда это прошло мимо ее внимания, а как оказалось зря.

Какая интересная картина вырисовывается: враг, его бывшая невеста, на данный момент невеста Скотта Картера, и сам начальник службы безопасности.

Хмм… какой напрашивается вывод? Скотт мечтает выслужиться и готовит какую-то западню, используя невесту.

Скотина. 

На этом этапе размышлений Катарина подключила к проверке догадок парочку своих специалистов. С них требовалась сущая малость – взломать почтовый ящик Франсуазы. Такая мелочь, не правда ли?

Зачем? А затем, что среди услышанных фраз прозвучала и такая:  “Теперь  вся надежда на почту”.

Разумеется,  Франсуаза не направила на «Макрон» бумажное письмо. Бедные почтальоны вряд ли отыщут адрес «Любая точка мира». Остается электронная почта или сообщение по комму.

Ну, номер комма у агента вряд ли остался прежним, а вот обычный электронный  ящик… Вероятность велика. По нему  никак не отследишь местопребывание человека.

Получив первые результаты, Кати довольно улыбнулась. Приятно чувствовать себя умнее, чем считает тот же Картер. Интрига может выйти неплохая…

Но выгодно ли тебе, Кати, упрочение позиций Картера в корпорации? А также упрочение политики военной диктатуры, как она называла перемены, произошедшие в управлении Корпорацией после побега макроновцев.

Кати уже достаточно давно исподволь намекала, что и враги, и они сами поставлены в патовую ситуацию: они нам ничего сделать не могут, мы им ничего столь же  гениального, как творение покойного профессора Фрица противопоставить не можем.

Выводы, дорогие коллеги? Надо выходить с макроновцами на связь и убеждать их пойти на переговоры.

К сожалению, идею эту не слишком поддерживали остальные директора. Что с них взять? Мужчины! Типичные самолюбивые мужчины.

На то, что финансовый департамент несет постоянные убытки в этой бессмысленной войне, на то, что облагораживать корпорацию ходе войны становиться все труднее, им плевать!

 Мелькнула одна идея… но это подождет. Посмотрим, ответит ли Абихан Бандл, террорист и вор, на послание бывшей возлюбленной.

Вряд ли… Он же бывший секретный агент, а таких учат забывать обо всем, кроме долга.
Принцесса меланхолично начала обрывать лепестки розы, стоящей в вазе.

“Пока я понаблюдаю за развитием событий. А в дальнейшем… посмотрим”.

 

АБИХАН

-Ты появляться в Нью-Йорке не боишься? – сумрачно осведомился Блейд у Абихана, который перед уходом с базы заглянул в кают-компанию, одетый уже в штатское.

 Проблема маскировки – или ее отсутствия… Лицо Абихана известно полиции, но требуется, чтобы его опознала Франси. Поэтому – только очки, которые можно снять в любой момент.

 Он довольно долго выбирал, в чем появиться, и остановился все-таки на костюме. Темно-серые пиджак и брюки, белая рубашка - элегантно, нейтрально, годится на любой случай. Конечно, под неформальными вариантами оружие прятать удобнее, но кто знает, в каком стиле учинят вечеринку в этот раз...

-Не боюсь. Меня там почти никто не знает. Тем более - в теперешнем виде, - Абихан довольно поправил длинные волосы.

Тут он несколько преувеличил - на мероприятиях вроде этого и собственно на этом он бывал неоднократно за свою карьеру агента. Очень удобны для встречи, обмена информацией, знакомств... Чем они хороши - там пересекаются несколько плоскостей общества, обычно практически изолированных друг от друга.

-Надеюсь, оружие не забыл? - хмыкнул "летучий медик".

-Смеешься? - отозвался Абихан, надевая длинный темный плащ и проверяя, удобно ли легла кобура бластера под мышкой. Ножи в рукавах всегда умещались хорошо.

Блэйд пощекотал одну из лабораторных крысок, приехавшую на его рукаве, и заметил:

-Ты какой-то подозрительно аккуратный. У тебя, часом, не свидание? Было бы неосторожно...

-Свидание! - возопили в дверях.

Бандл вздрогнул и незаметно погрозил Блейду кулаком, но было поздно. Услыхав интересную сплетню, Нетти впала в азарт.
-С кем свидание? Она хорошенькая? Ты ее давно знаешь? А сколько лет? А она блондинка или брюнетка?

-Лысая... - пробормотал Блейд негромко... и прикусил язык, потому что голос Нетти в восторге взмыл на октаву выше:
-Правда? Она лысая!?? Ух ты, Аби встречается с лысой девушкой!!! А если я тоже волосы остригу - я ему понравлюсь??

Иногда казалось, что девчонке не десять лет, а пять...

Абихан мысленно пообещал набить болтливому старому хитрецу физиономию и спасся бегством.

Кажется, он готов был предпочесть общество потенциальных врагов Франсуазы нескольким минутам монолога Нетти Фриц.

 

КАТАРИНА

Для того чтобы быть в курсе всех приготовлений контрразведки, как Кати пафосно называла  отдел безопасности, достаточно поручить своим специалистам отследить почту с личного компьютера Скотта Картера. Ее люди такое тоже умеют, и умеют оставаться незамеченными.

"Ай-яй-яй, Абихан Бандл, как вы неосторожны. Неужели доктор Темнозвезд не читал вам лекцию об опасности поддерживать старые контакты? Большое упущение с его стороны. "Романтик"? Забавно... Идеалисты!"

Ее высочество задумчиво подносит к лицу розу.

«Как интересно… Картер ждал почти год, прежде чем использовать свою ненаглядную Франси для поимки Бандла. Чего он ждал? Непонятно. А главное… почему эта операция проводиться в таком секрете от остальных генералов (Джей явно не осведомлен) и главное, от шефа? 

Коллега начинает вести себя странно и непредсказуемо».

Хмм... а почему бы скучающей принцессе не съездить на эту вечеринку? Зрелище обещает быть занимательным.

"Что-то мне подсказывает, что я, вполне возможно, смогу полюбоваться на очередной прокол коллеги. Скотт, я еще не забыла твоих комментариев по поводу моего последнего провала! Ты мне за них заплатишь..."

В голове у принцессы начинает выстраиваться некий  план, как и Скотту не дать почувствовать себя победителем и начать претворение в жизнь одного своего плана, по мирному урегулированию конфликта с макроновцами. Вот теперь это следовало тщательно обдумать и взвесить.

 

ФРАНСУАЗА

Итак, этот день настал. Через несколько часов, точнее в шесть пополудни ей нужно быть в оговоренном месте.

Скотт категорически отказался показать Франсуазе, как будут выглядеть спецы из "группы захвата", все уговоры аннулировались необходимостью её естественного поведения в момент акции и, поразмыслив, она признала его правоту.

На работу Картер умчался гораздо раньше обычного - волнуется. Скрывает, конечно, но Франси же его не первый день знает, да и самой тоже неспокойно.

«Боевое крещение», - усмехнулся Скотт, целуя её на прощание.

 

Как же медленно тянется время! Скотту хорошо, в кутерьме подготовки некогда поминутно смотреть на часы, а она с утра только и эти и занята.

Почти допита очередная чашка чая. Зелёного. Когда-то она пристрастилась к нему вслед за… Абиханом, потом как отрезало. А теперь вдруг оказался заварен именно этот, рука автоматически потянулась к маленькой упаковке в углу кухонного шкафа, и только иной цвет готового напитка выдал промашку.

«Зелёный чай с сахаром? Варварство!» - именно так отреагировал бы Аби.

«Аби?!» - мысленно одёрнула себя Франсуаза, давно и тщательно забытое имя само собой проявилось из памяти, а вслед за ним и лицо того, кого так долго изгоняли из воспоминаний.

Ложка сердито звякнула о блюдце, специфический аромат утратил очарование.

Ей и впрямь пора собираться!

 

Гардеробная радует разнообразием, но сейчас ей нечего одеть. Совсем.

Пара деловых костюмов гневно отодвинута, за ними висят вечерние платья, и Франсуаза перед зеркалом примеривает одно из них.  Сегодняшняя презентация, конечно, светское мероприятие, но всё же это слишком вызывающе - роскошно для «маленького чёрного платья», в котором принято появляться в таких местах, и слабо шуршащий шёлк отодвинут в сторону.

А вот и пресловутое «маленькое чёрное платье», классика без всяких новомодных вариантов, специально сшито парижскими мастерами, но…

Не то.

Очередное раздражённое движение, минутная задумчивость - и в руках строгое светлое платье.  Благородный минимализм. Те, кто привыкли к играющей вызывающими цветовыми контрастами светской тусовщице, сильно бы удивились, узнав, что в повседневной жизни Франсуаза Рогнар одевается весьма скромно. Но  что ей за дело до них? У неё сейчас иной объект приложения усилий.

«Аби… Абихан, какой ты должен увидеть меня?»

Юная Франсуаза Рогнар отличалась элегантной скромностью и никогда бы не решилась одеть вычурное платье с открытой спиной. Смотрящая в зеркало молодая женщина, конечно же, изменилась за прошлые годы, но эпатаж сегодня подозрителен. Хотя, если он хоть немного интересовался светской хроникой за последние годы…

Нет!

Не станет она намеренно показывать, как изменилась после их разлуки! Она ведь тоже разделила свою жизнь на «до» и «после»: милая, скромная Франси достаточно быстро превратилась в циничную светскую львицу, оставаясь собой прежней только наедине с книгами и мольбертом.

И со Скоттом.

Только он знает, какой болью отзывалось в ней каждое слово предельно категоричных писем вероломного, но всё ещё любимого человека, как трудно давалось осознание приговора «нам не по пути», и как она «сжигала мосты».

А это платье… Этой весной оно было приобретено для помолвки, и  Франсуаза осторожно возвращает его на место – не стоит настоящее мешать с прошлым.

 

Размышления отняли гораздо больше времени, чем сам подбор одежды. Получилось достаточно просто и соответвтвенно обстановке и легенде. Ведь ей грозит опасность, а она чуть не забыла об этом, и Франсуаза внимательно всматривается в своё отражение.

Невысокая, молоденькая, стройная.  Завитые тёмные волосы, узкое лицо.  Как будто не было этих восьми лет, и милая, добрая Франси ещё живёт ожиданием свадьбы и безоблачной жизни.

«Привет тебе из прошлого, Абихан Бандл!»

СКОТТ

Скотт весь на нервах, но старается этого не показать, вот только слишком внимательный взгляд Её Высочества Катарины Медичи, Змеюки Рыжей, пойманный на утреннем совещании, указывал на недостаточность усилий. Или их чрезмерность? Чёртова женская интуиция, как рентгеном просвечивает, а эта расфуфыренная аристократка, увы, не глупа.

Диего Рамос спокоен и уверен, вот бы у кого поучиться. До выезда ещё осталось время, сейчас он сидит в начальственном кабинете и со скучающим видом в десятый слушает «ценные указания». Фото Абихана и Франсуазы его группе раздали ещё вчера, все уже заняли позиции. Полчаса назад звонила Франси и уточнила свой внешний вид, прислав телефонный экспресс-снимок, и Скотт в очередной раз отметил, что скромницей ему невеста нравится гораздо больше.

Но не это заставляет внимательно всматриваться в экран комма - что-то иное в этом снимке его зацепило и с Франсуазой оно никак не связано. 

Что?!

А то, что уже две дамы из его окружения сегодня сами на себя не похожи. С чего бы это? И Франсуаза – потом, а сначала была Катарина.

«Чёрт, отдыхать больше надо, мерещиться уже всякое», - рассматривает дно кофейной кружки Скотт. – «Ну, с утра сказала, что будет здесь допоздна, а потом домой уехала. Устала, что-то изменилось? Мало ли что, она и дома нередко работает. Нет, решено: поймаем гаврика, и я уйду в отпуск…»

 

До момента Х остаётся ровно два часа – Франси намерена немного опоздать. Так принято.  А им пора бы уже выдвигаться.

Лифт плавно скользит вниз, зеркальные стены дробят отражения, Скотт с интересом наблюдает, как Диего украдкой любуется собой. Имеет право, он в любом виде хорош, и знает это, но всего одна малость портит ему триумф. «Бабочка», модный аксессуар этого сезонна, упорно  возвращается в прежнее, далеко не идеальное положение, и Скотт снисходительно наблюдает за нервными попытками признанного красавца справиться с этой досадной мелочью.

В кармане вибрирует комм, охрана Катарины сдала «объект» комплексу безопасности особняка и докладывает об этом, сейчас перекусят в ближайшем кафе и поедут в офис.

 

АБИХАН

Вот так  нас догоняет прошлое.  Как ни бегай. Ведь он в какие-то моменты именно что бегал – избегал, как это вежливо называется. Избегал, например, всех корпоративных публичных мероприятий, и не только нелюбовь к ним была причиной. Нет, конечно, вся группа Макрон очень загружена работой, и в основном полигонной и лабораторной, так что есть масса поводов не появляться в нью-йоркском офисе и тамошних вечерах… хотя тот же Блейд, старый ловелас, находил возможность туда выбираться. Поводов много, а причина в итоге все же носила имя «Франсуаза».  Порой Абихан злился, и давал себе зарок все же выбраться туда, где можно встретить столько роскошных дам, включая красу корпорации Катарину Медичи. Но подходило время очередного празднования – и, к разочарованию знакомых дам, пилот и программист оказывался в командировке или по уши в работе…

А потом предлоги стали правдой, и за ворохом проблем, в которые все вернее закапывалась группа, эти сложности благополучно забылись вновь.

«Поздравляю, пилот, добегался. Появись ты там хоть раз, поговори с Франси – может быть, все ее проблемы решились бы гораздо раньше… ведь не вчера же они возникли!»

Приходится напоминать себе, что гипотеза насчет Картера как источника опасности еще не проверена. Это просто в Абихане поднимается злость.  Ведь так удобно, совместить в лице одного врага – деловое и личное, в лице Картера, мафиозьего внука – и врага экипажа, и личного врага, главного негодяя и убийцы в Корпорации… так и просится в этот портрет еще и «притеснитель Франси Рогнар».  Личная неприязнь – дурной советчик в таких делах.

Вот он и на месте… Оставив взятый напрокат мобиль ожидать своего не очень вероятного, но все же возможного возвращения, второй пилот беглого экипажа «Макрон» отправился обследовать местность и определять пути возможного отступления.

  

КАТАРИНА

Решив поприсутствовать инкогнито на месте предстоящего «Великого Захвата», а по возможности и начать свою игру, Катарина Медичи ушла с работы намного раньше официального окончания дня. Впрочем, он у нее и так ненормированный, может себе позволить.

Шеф благосклонно кивнул в ответ на горячее желание принцессы подготовиться дома к грядущей встрече с представителями крупнейших компаний Азиатско-Тихоокеанского региона. Да и ссылка на мигрень пришлась весьма кстати… Хорошо постоянно изображать из себя слабую женщину. У окружающих мужчин сразу же просыпается инстинкт защитника, чем её высочество уже давно и беззастенчиво пользовалась.

Вернувшись к себе, Катарина первым делом отпустила оболтусов Картера. Сегодня ей никакая охрана была не нужна. Теперь  занять делом собственных охранников… и улизнуть в свои апартаменты - переодеваться к предстоящему мероприятию.
"Так как Скотти явно натащит своих агентов из СБ светиться ПРИНЦЕССЕ КАТАРИНЕ явно не следует".

Проходит час, и через боковую дверь дома госпожи Медичи выходит очень элегантная темноволосая леди, садится в достаточно скромное (с точки зрения Катарины) авто и трогает с места.

Самым сложным было незаметно пробраться мимо собственной же охраны. Что только не вытворяют представители высшего общества, чтобы хоть на денек сбежать из под пристального наблюдения…
Катарина кокетливо улыбается своему отражению в зеркале. Она совершенно преобразилась. Даже "любимые" коллеги, пройдя в двух шагах от этой леди, не смогли бы признать в ней свою сослуживицу.

Темный парик, малозаметный макияж, элегантные очки. И с лица убирается вечное выражение аристократической скуки - только жажда приключений и авантюризм.
"На этот вечер - прощайте, томная аристократка Катарина. Да здравствует язвительная Реми Шимада".
Внезапно Катарина хмурится, замечая, что непокорная рыжая прядь вновь выбилась из под гривы шикарных черных волос.
"Проклятье, парики нужно лучше подбирать, дорогая принцесса! Эх, если бы меня не угораздило родиться в такой семье... какая бы великолепная актриса получилась."
Обтекаемый черный мобиль скользит по городу, приближаясь к месту проведения очередной светской тусовки.

 

ФРАНСУАЗА

Район старый, но только внешне, инфраструктура в нём самая современная. Точнее, под ним. Мобиль оставлен на третьем уровне ближайшей подземной стоянки, к нужной галерее Франси поднялась на одном из многочисленных лифтов. "Фейс-контроль" представлен автоматическим охранным комплексом, мало предъявить приглашение, его ещё нужно отсканировать и проверить на подлинность. Времени это много не занимает, пара секунд, прозрачная перегородка скрывается в стене, и остаётся пройти коротким коридором -  вынужденная мера проверки на отсутствие оружия и взрывчатки.

 

Приглашённых оказалось много, закрытая элитарность мероприятия в последние годы всё больше уступает публичности. К сожалению, теперь среди посетителей не только прежние респектабельные почитатели искусства, да и дресс-код стал слишком демократичным. Вот в многоцветье мелькает яркое боа, какая-то дама решила побыть в центре внимания, и пушистое перо с её шляпы возвышается над приземистым спутником, в углу о чём-то увлечённо вещает престарелый хиппи, окруженный группкой слушателей. Впрочем, это один из знаменитостей, и ему можно.

Стоять столбом не принято, и Франсуаза автоматически совершает те действия, которые одобряются.  Эпатаж для другой аудитории, в профессиональной области искусствоведа ему не место, и, изображая вдумчивое изучение выставленных картин и немногочисленной скульптуры (достаточно посредственные работы, что компенсируется скандальной известностью автора - того самого старого хиппи), Франсуаза напряжённо ищет Абихана.

Ждёт, предвкушает, боится.

И исподволь начинает жалеть о содеянном.

 

КАТАРИНА

Оставив мобиль на некотором расстоянии от "места встречи, которое нельзя изменить", Катарина неспешно направилась к виднеющемуся вдалеке зданию.
Чтобы немного сократить путь, она свернула в узкий проход между зданиями…
"Черт! Кажется твоя склонность к авантюрам сослужила на сей раз не слишком хорошую службу!"

Одинокую девушку внезапно окружили пятеро неизвестных.

 Катарина про себя прокоментировала положение, в которое попала по собственной неосторожности непереводимым идиоматическим выражением на родном языке.

-Если вы меня хотите спросить, "как пройти в библиотеку" отвечаю сразу – не знаю.

Вместо переговоров угрюмый громила просто положил лапищу на плечо девушки.

- Ну что красотка, прогуляемся?

Принцесса окидывает эту недоросль, считающую себя особо крутой, изучающе-презрительным взглядом.

"Хмм... сразу доставать оружие, или немного пообщаться с этими представителями "дна"? Перестрелку здесь устраивать нельзя. Мне как-то не улыбается объяснять костоломам службы безопасности Скотта, что я здесь делаю. Ладно... используем более тихие способы."
Резким движением Катарина сбросила руку наглеца. Не то, чтобы она испугалась (еще не хватало бояться каких-то мелких бандюг!)… но их количество напомнило о том, что соблюдать осторожность необходимо.
- Молодые люди, по-моему, вы усиленно нарываетесь на неприятности. На всякий случай, хочу заметить, что медицинское обслуживание у нас не бесплатное.

"Последняя попытка вас образумить. Не поймете намека - пеняйте на себя."

 

СКОТТ

«Чёрт тебя возьми, Катарина! За какие же грехи ты мне послана!»

Гневный монолог беззвучен, собственные подчинённые неподходящие зрители, и только стремительно белеют костяшки стиснутых в ярости кулаков.

Своенравная итальянка очень любит удирать от охраны. Дама она адекватная, необходимость подобной опеки  признаёт, но всё равно с детским удовольствием периодически заставляет приставленных к ней парней понервничать. И их начальника заодно.

Картер, конечно же, отреагирует на это оперативно, завтра Катарина выслушает очередную лекцию на тему правил безопасности (какая напрасная трата сил!), но сейчас у него и так нервы натянуты, а тут ещё и эта головная боль.

 

Ребята молодцы, сразу не уехали: еда у них с собой, обед решили совместить с наблюдением за окрестностями, и правильно сделали! Потому что и четверти часа не прошло, как в секторе обзора проскочил знакомый мобиль. Нет, не тот, на котором привезли подопечную, но чтобы они были за профессионалы, не знай досконально содержимое её гаража? Так что теперь они едут следом.

Приступ злости не мешает их шефу сделать то, что нужно, и спецам в головной конторе дано указание на срочную проверку через спутник.

К мобилю принцессы давно уже давно прицеплен пассивный маяк. Катарина – дама подозрительная, и есть в её окружении спец, который регулярно проверяет окружающие её предметы на предмет «закладок», но маячку всё равно, он ведь только отражает сигнал, на параметры которого настроен. И использование оного не афишируется, так что при случае Скотт быстро выяснит, куда собралось Её Змеиное Высочество.

 

А результаты неожиданные, своенравная дама собралась вовсе не в ресторан или в Центральный Парк, как ожидалось, на карте маяк её мобиля уверено мигает одном районе с ними, и после подробной локализации выясняется, что мобиль находится недалеко от выставочного комплекса, куда сейчас подъезжает Картер.

Причём оставлен не на стоянке, а прямо на пешеходном тротуаре, что совсем не похоже на аккуратную в таких вопросах Катарину.

«Может, у меня начало паранойи, но мне всё это очень не нравится», - трёт подбородок Картер.

Спешащим следом охранникам высланы координаты и дальнейшие указания, в помощь им отправлены водитель картеровского мобиля и единственный охранник Скотта, и в салоне остаются лишь сам Скотт с двумя электронщиками. 

 

АБИХАН

Разумеется, здание было снабжено охранными системами (все трясутся перед террористами). Ничего, настоящие террористы, вроде ужасных злобных макроновцев,  уже давно умеют глушить эти системы.

 Абихан прогулочным шагом двинулся вдоль здания, присматриваясь к запасным выходам. И входам. И мобилям на стоянках… одновременно на предмет принадлежности и возможного угона в крайнем случае – если, к примеру. До своего добраться не выйдет. Хотя байки в смысле угона были предпочтительнее.

До срока встречи еще оставалось время. Здание было немного знакомо по давнему визиту, кажется, должны быть еще выходы с другой стороны... стоит пройти через них, заодно осмотреть возможные пути отхода.

Газоны закончились, придвинулось соседнее здание... Узкий проход впереди перекрывали чьи-то спины. Так, и кто же объект их интереса, если не сам Абихан?

Донесся басовитый мужской голос:

- Ну что красотка, прогуляемся?

И резковатый и надменный женский:

-Молодые люди, по-моему, вы усиленно нарываетесь на неприятности. На всякий случай, хочу заметить, что медицинское обслуживание у нас не бесплатное.

-..Уже нарвались, - отозвался пилот со своей стороны. Не то, чтобы это было умно... но в этом ли дело?

Первый обернувшийся получил удар в солнечное сплетение - надо расчистить обзор.

Высокая тоненькая шатенка с сумочкой. Пятеро на одну? Да, он с удовольствием добавит врачам работы!
 Бандл не стал сопровождать вмешательство традиционными вопросами, полагая, что увидел все необходимое. Собственно, никто ничего особенного сказать и не успел. Бывший агент бил профессионально, в болевые точки, уклоняясь от ударов и выворачивая протянутые к нему конечности. Цель была однозначна - состояние нестояния у противников.

Когда на асфальте свернулись улитками все пятеро, Абихан одернул пиджак (так, кобура на месте) и осведомился:

-Мадмуазель, все в порядке?

В речи сам собой прорезался французский акцент.

Красивая шатенка в темном брючном костюме смотрела на эту сцену без испуга... скорее, с явным интересом.

 

КАТАРИНА

Молодые люди предупреждению не вняли, лишь насмешливо поухмылялись и стали сужать и без того неширокий круг.

"Пятеро на одну? Ну что ж ребята вы сами напросились..."

Но прежде чем Катарина начала действовать вмешалась некая третья сила. "Неожиданно... Это кто у нас за заступник обиженных женщин выискался?"
Молодая женщина уважительно пронаблюдала  за разборкой. Оценить мастерство вступившегося за нее она была вполне способна. 

"А парень профессионал. Надо будет познакомиться поближе. Такими вежливыми профессионалами не стоит пренебрегать."

Тут молодой человек поворачивается и любезно осведомляется:
-Мадмуазель, все в порядке?

Катарина застывает в изумлении. Она всего ожидала, но чтобы такое!
"Не может быть! Абихан Бандл собственной персоной!"
Не может сдержать веселого смеха.
- Ни за что бы не поверила в такие совпадения!
Тут ее высочество замечает вопросительный взгляд макроновца. Надо как-то отреагировать на вопрос спасителя… и заканчивать корчить из себя хихикающую дурочку.
- Со мной все в порядке. Благодарю вас. Это... нервное.
Спасителю посылается ослепительная благодарная улыбка.
Внезапно взгляд Катарины леденеет. Небольшой метательный нож с тихим свистом пролетает мимо Абихана и впивается в руку одного из нападавших, имевшего глупость потянуться к оружию.
Женщина многозначительно поигрывает вторым метательным ножом:
- Сегодня не ваш день, юные недоумки. Советую вам убраться отсюда, и побыстрее. Пока я еще добрая. Считаю до двух. Ноль... один...
"Два" произносить уже не понадобилось, в подонках наконец-то проснулся инстинкт самосохранения. Катарина с удовольствием наблюдает за их исчезновением.
Затем медленно оборачивается к злейшему врагу Корпорации. Снимки не обманывали. Очень красив и… глуп. Ибо, во-первых, спасает собственного врага, во-вторых, господин бывший секретный агент явно собирается направиться в ловушку милейшего Картера. Досадно.

Однако, хватит разглядывать спасителя. По правилам хорошего тона надо бы представиться.
- Итак, кому я имею честь быть обязанной? - вопросительно вздернутая бровь.
"Ай-яй-яй, следи за своей речью. Ты здесь не принцесса, а обычная девушка, близкая к миру искусства. Нет, искусство уже не пойдет. Не припомню, чтобы художники или поэты умели так кидать ножи. Хорошо, представимся спортсменкой. Или журналисткой..."

 

АБИХАН

"Ого!" Брови Абихана взлетели вверх.

"Неужели... коллега? Хм, какой бы псевдоним назваться? В тех  кругах могут хорошо знать мое имя, и безусловно знают о "Макроне"... Но какие манеры и взгляд свысока!"
-Великолепно, мадмуазель, - улыбается он. – Рикардо Сэндс, к вашим услугам.
Слегка наклоняет голову.
"Кстати... сейчас ведь дама попросит ее проводить... Видимо, придется идти через главный вход. Ладно, надеюсь, новое экранирующе устройство сработает.!

 

КАТАРИНА

«Рикардо… запомним, пригодиться в дальнейшем. Сам же подарил мне один из своих псевдонимов».

- Реми Шимада. Рада с вами познакомится, мсье Сэндс. Спасибо Вам за столь неожиданную помощь. Хотя, помощь скорее требовалась этим "милейшим господам", которые умудрились меня сильно разозлить.
 

АБИХАН

-Нет, пожалуй, им я помогать не буду. Очень уж они... невоспитанны.

«Пожалуй, банальностей на тему «ходить в одиночку» говорить не стоит».
Вероятная коллега - хороша собой, изящна, стройна, костюм на ней дорогой и идеально сидящий... на первый взгляд, совершенно безобидна.
Мысленно Бандл усмехается: "Как и я.. Если она также идет на выставку.."
-Тоже направляетесь на выставку, мадмуазель Шимада?

 

КАТАРИНА

Девушка удивленно приподнимает бровь.
-Вы поразительно догадливы месье Бандл. Насколько я понимаю, вы тоже.

«Ну что ж… За столь героическое спасение бедной Реми я, пожалуй, сделаю вам один намек, на опасность. Не поймете – пеняйте на себя. Я вам в ангелы-хранители не записывалась».

 -Вы меня не проводите до... одной малозаметной лазейки?  Не люблю общаться с секьюрити. А их сегодня в связи с ЭТОЙ выставкой так много.

«Ну же, не расстраивайте меня господин Абихан-Рикардо. Скажите, что вам надо совсем в другую сторону.»

 

АБИХАН

Поднимает бровь, улыбается.
"Малозаметной лазейки, хм? Точно, коллега!"
-С удовольствием провожу, мадмуазель. К сожалению, внутри нам надо будет расстаться - меня ждет дама.

 

КАТАРИНА

"О, да! И куча кавалеров ордена Скотта Картера. Если человек усиленно ищет неприятностей, не будем ему мешать".
Катарина не может удержаться от небольшой шпильки. Все-таки от агента она ожидала большей сообразительности:
- В таком случае, возможно, вам не стоит меня провожать? Как бы ваша девушка не начала ревновать, - она иронично улыбается.

 

АБИХАН

-Поздно... коллега. Не язвите, мадмуазель, просто я предпочитаю быть честным в этом вопросе. Впрочем... как пожелаете.

Приподняв бровь, смотрит выжидательно.

"Ох уж эти женщины..."

 

КАТАРИНА

- Ну что ж, проводите.

«Хмм… коллега? С чего он это взял? Забавно, Кати, тебя приняли за секретного агента. Уж больно многозначительно это прозвучало».

Молодые люди неспешно идут задворками огромного развекательного комплекса.

- Ага!

Катарина подходит к обычной серой стене и сильно надавливает на нее. Открывается проход. С легкой улыбкой она оборачивается к спутнику:

- Полагаю нам пора попрощаться, мсье. Лично я предпочитаю заходить через вход для ИЗБРАННЫХ. Рада была с вами познакомиться.

«Если и этот намек на некие спецслужбы не поймете… то я умываю руки».
 

СКОТТ

Все уже на местах, у мобиля принцессы караулят четверо, Рамос с бойцами внутри, заходили поодиночке, рассеялись в толпе. Мини-видеокамеры работают нормально, сигнал стабильный, и видно, что инструкции все исполняют хорошо. В кадре -  Франсуаза, обычная светская рутина, кто-то сердечно жмёт ей руку, аж приседая от усердия, прибежала пара приятельниц, щебечут. Диего не видно, они с Франсуазой знакомы, и ему велено не показываться до последнего момента, да он и сам понимает  важность её естественного поведения.

 

«Но зачем Кати понадобилось сюда ехать?!

Совпадение? Может быть. Катарина у нас демонстративно интересуется искусством, а виновник данного мероприятия объявлен чуть ли не светочем современности, гением и спасителем современной скульптуры, которая умирает. Ага, она всегда умирает, да и Франси утверждает, что современный Микеланджело просто хорошо распиарен.

Итак, ей интересно светско-культурное мероприятии? Почему бы и нет? Кстати, нашей принцессе пора бы и появиться в зале, а её где-то носит, никого похожего пока не зафиксировано.

Кати, где ты? Франси приехала позже тебя и уже успела пообщаться. Так, а  с чего это Франси вдруг замерла? Начинается?!»

 

АБИХАН

"Мда!"

- Всего доброго, мадмуазель... Шимада.

Абихан раздраженно развернулся и направился в сторону главного входа,  однако до него доходить не стал, проникнув внутрь по одному из боковых. Помимо гостевого ключа компьютер изготовил для него по выуженной информации электронный ключ для персонала, и это показалось наилучшим вариантом.

"Если на эту выставку направляется подобная дама – такое не к добру. Надо быть осторожнее..."

Пройдя служебными коридорами, бывший агент вышел в зал и смешался с гостями. После происшествия снаружи он был настороже.. и не мог избавиться от ощущения, что за ним наблюдают. Тем не менее, следовало довести затею до конца, и отыскать Франсуазу.

Сделав круг по залу, Абихан отыскал свою цель возле замысловатой скульптуры. И остановился на несколько мгновений, не решаясь подойти – впервые после долгого времени…

Франси  словно бы не изменилась за эти годы. Никаких ярких нарядов, замысловатых прической, как на корпоративных фото и репортажах «из светской жизни…

Он медленно снял очки, а затем темноволосая женщина, вздрогнув, обернулась к пилоту, словно почувствовав его взгляд.

 

КАТАРИНА

Проникнуть на территорию огромного комплекса незаметно для охраны не составило труда. В первый раз, что ли?

Катарина удобно устроилась на небольшом декоративном балконе на втором этаже огромного зала.
"Прекрасный наблюдательный пункт. Тебя снизу не замечают, зато для тебя все как на ладони. Практически королевская ложа"

- Ну что ж… - сказала она сама себе, - понаблюдаем за режиссерским дебютом Скотта.

Пока есть время, можно приглядеться к толпе, найти глазами Франсуазу Рогнар… и  немного поразмышлять над мотивами присутствующих здесь.

“Ах, как нехорошо, госпожа Рогнар. Поддались на уговоры Скотта, и теперь предадите близкого некогда человека? Ради чего интересно? Пусть даже этот макроновец разорвал помолвку. Месть  вроде бы не причина. Представить себе не могу Франси, вечно холодную в моем присутствии,  мстительной. У меня сложилось впечатление, что вам, как и мне давно уже почти на все наплевать.  Хотя нет. Не на все.

Принцесса отметила довольно скромный наряд Франсуазы и немного удивилась: а где же райская птица весьма пестрых расцветок, которая уже давно пытается составить ей конкуренцию?

 «Так почему же вы согласились на этот подлый поступок?  Так любите Картера? Готовы ради него не все? Не понимаю вашего мотива…»

 

ФРАНСУАЗА

Среди присутствующих попадаются знакомые, правила хорошего тона никто не отменял, и приходится отвлекаться не только на приветствия, но и обязательную беседу «о погоде». Франси улыбается, собеседники с многозначительным видом выслушивают её дежурные фразы, отвечают тем же, а скрывать нарастающее раздражение всё труднее.

Мучит не только ожидание, но и пресловутый «взгляд в спину», и только сейчас она начинает понимать, что дружное утверждение авторов приключенческих романов о материальности подобного явления имеет под собой реальную основу. Напряжение помогает держать достойную осанку, но отзывается болью в спине, время почти остановилось.

В очередной раз оглядев яркую публику, Франсуаза внезапно замирает. Всё по-прежнему, но почему так вдруг стало так щемящее страшно? Как в детстве, когда боишься зайти в тёмную комнату?

«Ну же, Франси, не валяй дурака!» - одёргивает она себя, - «Для начала нужно найти источник беспокойства.

 

…Взгляд! Какой же сильный взгляд! Пронзительный… И знакомый…
Франсуаза Рогнар в упор смотрит на молодого мужчину в скромном тёмно-сером костюме, бестактность непростительная, но ничего с этим не сделать. Умное, открытое лицо, темныё глаза, густые светлые волосы чуть ниже плеч.
… Память укорачивает прическу, деловой костюм становится демократичной джинсовой «двойкой», молодого бизнесмена заслоняет весёлый студент.
На расстоянии десятка метров от неё стоит Абихан, и Франсуаза всю силу воли направляет на то, чтобы прилюдно не схватиться за сердце.

«Всё же пришёл…»

 

АБИХАН

Девушка смотрела на него в упор. Она же... боится!

Достаточно посмотреть, как она стоит... напряжена, испугана, держится, словно из последних сил... Какая сволочь посмела  так напугать безобидную Франси??? Которая и сейчас, при всей репутации светской львицы, выглядит тихой студенткой?

Он подошел, уже не скрываясь.

-Франсуаза...
Что сказать? Стандартные слова приветствий глупо неуместны сейчас. Только – самое важное.

-Франси... что случилось? Чем тебе помочь? Кто тебя так напугал?

"С каким страхом она смотрит! Она что - меня боится?"

- Франси? Разве я тебя так пугаю?.. - можно попытаться улыбнуться, превратить все в шутку.

Краем глаза привычно отсекается некое нехорошее движение. Кто-то в толпе гостей перемещается ближе.

«Слежка. За ней следят. Похоже, она это подозревает, но предупредить уже не могла. Так, в случае чего, убегать придется вместе».

В этот момент Абихану было наплевать – Картер там его враг, не Картер… Он только деловито прикидывал, какой бы учинить переполох для отвлечения потенциальных противников. Взгляд упал на вереницу вычурных люстр на потолке. Так…

-Франси. Не бойся. – Главное сейчас – успокоить ее, и разобраться в ситуации. Хорошо бы, если Франси все-таки успеет что-то объяснить.  - Где мы можем спокойно поговорить? Здесь небезопасно.

 

ФРАНСУАЗА

Улыбка, такой родной голос…

Абихан, не таясь, стоит рядом, и теперь понятно, откуда и странная, тёплая радость, и дрожь в руках, когда открывала письмо…  Местью прикрывалось желание его увидеть, пусть даже несколько минут. Поговорить, взглянуть в тёмную глубину глаз.

Увидела.

Любой ценой увидела, как и хотела.

А теперь нужно платить по счетам.

Ему платить.

Люди вокруг милы и спокойны, обычная приглушённая многоголосица и хаотичность движения, но для той, кто знает будущее  на ближайшую четверть часа, спокойствие обманчиво, и вот уже сознание с пронзительной ясностью фиксирует целенаправленно-враждебное шевеление окружающей людской массы.

Ещё немного – и всё.

Рывок, короткая драка, на заломленных за спину руках защёлкнутся наручники, и мгновения назад свободного человека пригнут к полу.

Победа!

Чья?!

Скотта, Корпорации, но только не её!

Это не победа, это…

«Авантюрист мой любимый, что же я делаю?! Не стой, убегай, здесь опасно. Я предала тебя!»

Рука прижата к схваченному спазмом горлу, родное лицо расплывается в подступивших слезах, и Франсуаза неотрывно вглядывается в Абихана, изо всех сил удерживая последние мгновения…

"Уходи!!! Уходи!!!", - ей кажется, что от крика глохнет весь зал.

- Нет…- слышен едва слышный, хриплый, чужой шёпот, и это всё, на что хватает сил, а уже замедленной съёмкой видна предстартовая перегруппировка группы захвата.

Скотт сдержал слово, Франсуаза так и не увидела тех, кто должен сработать на завершающем этапе, и опыта подобных операций у неё нет, но раскаяние внезапно обостряет все чувства, и отчаянное желание сберечь преданного ею же человека на короткое мгновение позволяет видеть то, что доступно только профессионалам.

Ещё подвижки в толпе.

Из-за ближайшей витрины со скульптурой появляется высокий красавец, до него далеко, а ей почему-то хорошо видны нахмуренные брови и острый взгляд, словно тот прицеливается.

Диего Рамос!

«Вот теперь всё…» - глупая надежда камнем ухнула в наползающую муть. «Прости…», - гаснет на периферии сознания.

Блекнут краски, окружающие люди сливаются в колышущуюся массу и тают в чёрном тумане. Чернота заполняет всё вокруг, есть только он да меркнущие огни помпезной люстры …

 

На тактическом, дисплее, суммирующем данные с портативных телекамер, прикреплённых к одежде бойцов, тонкая фигурка пошатнулась и начинает оседать, женский визг рванулся из динамиков.

Скотт ахнул, невнятным ругательством заглушив невольный возглас.

 

КАТАРИНА

Главного героя поставленной пьесы пока нет. Размышлять о мотивах главной злодейки принцессе быстро надоело. Убивая время, Катарина рассматривала зал, пытаясь вычленить агентов Скотта. Некоторых она знала в лицо.
Принцесса весьма недовольно проворчала:
- Он с ума сошел. Сотрудников - как тараканов. Разве так прямолинейно делают ТАКОЙ захват! Да еще под прицелом стольких камер. И такого опасного человека как Бандл! Мой коллега- идиот!

Затем, спустя минут восемь, Катарина отмечает и новое действующее лицо: Абихан Бандл предупреждению не внял, и в ловушку все-таки полез. Ну что ж… вольному - воля

"Так. Вот и встретились, голубки. Напоследок".

А вот развязка короткого разговора темноволосой девушки и светловолосого молодого человека заставляет Кати недоуменно поднять брови.

"Милейшая Франси в обмороке? Интересно, это на самом деле, или тоже наработка дорогого коллеги? "

 

АБИХАН

"Нет"???

Да. Вот откуда этот страх перед ним... или перед тем, что она делает. Все-таки ловушка. А он, как идиот, до последнего момента не хотел верить.

-Эх, Франси...

Лицо девушки белеет, Франсуаза медленно оседает, в отчаянии глядя на него, пытаясь что-то сказать и делая последний отстраняющий жест. Желание дамы - закон...

Краем глаза Бандл засек движение в толпе - люди выдвигались к нему с разных концов зала.  Словно режимы переключились в голове, и он увидел большую часть этой паутины - разом. Взгляды перекрещиваются, скользят к нему и куда-то дальше, за спину, к невидимому центру. Но шансы еще есть.

Подхватывая оседающую девушку одной рукой, и мягко опуская на пол, – а секунды все растягивались, время ускорялось, скручиваясь пружиной, -  свободной рукой пилот выхватил бластер и выстрелил в светильник. В крайний, у самых дверей. Так, чтобы пробить потолок, вместе со всей электронной начинкой.

Череда светильников, тянущаяся через весь длинный зал, вырубилась одновременно, Абихан отпустил неподвижную девушку - и рванул с низкого старта в темноту и толпу. Как в воду нырнул.

Вместо волн по залу раскатились  крики перепуганных выстрелом и темнотой посетителей.

Опережая смыкающуюся ловушку на какие-то мгновения, пилот  мчался стрелой, отшвыривая тех, кто пытался преградить ему дорогу. Через стеклянную витрину он перескочил, а через две секунды звон возвестил, что кто-то из преследователей не сумел повторить этого трюка... Бросок в сторону, нырнуть в толпу... люди разбегались с криками. Боковой выход.

На какое-то мгновение вокруг него образовалась пустота  - и засверкали выстрелы, озаряя темный зал. Опалило волосы. И левая рука, слегка. А стрелять в ответ - нельзя, там полно людей...

Дверь. За ней, конечно, ждали, но он мчался так быстро, что на этой инерции отбросил двоих поджидавших, ошеломив их на мгновение; этого Абихану хватило, чтобы нанести два удара и мчаться дальше.

Выход. Все потом. Сейчас - только выход. Затем - мобиль или байк...
Достать комм и послать сигнал на базу было просто некогда. Счет - на секунды.

 

СКОТТ

Реакция противника на высоте – это Скотт и не собирается отрицать.

До скрежета стиснуты зубы, экран демонстрирует, как Абихан, подхватив Франси, осторожно опускает её, а другая рука тянет оружие.  Бойцы тоже повыхватывали припрятанный арсенал, Рамос отталкивает стоящую впереди даму и прицеливается, но их всё равно опередили. Вспышка, и внезапная темнота скрывает всех. А дальше - топот, испуганные крики, натужно сопят преследователи, и пляшут стробоскопические вспышки выстрелов.

Идиоты! Они открыли стрельбу в толпе!
 

Скотт рванулся на выход, досада и злость требуют действия, и гидравлика входного механизма не выдерживает рывка. Слишком медленно открывающийся люк распахнут сильным пинком, и обшивка мобиля гудит от удара. Прыжок с высокой подножки, приземление отзывается резкой болью в ступне, тротуарная плитка сливается в полосы.

Только проскочив почти сотню метров, Скотт понял, что не прав: командир ничем не может сейчас помочь тем, догоняющим, его место на командном пункте, и резко затормозив, он разворачивается и тяжело бежит обратно. Охотничий инстинкт адреналином бушует в крови, пойманный по возвращении недоумённый взгляд дежурного электронщика резанул по нервам, обещая любопытному подчинённому крупные неприятности.

 

КАТАРИНА

Принцессу  захлестнул азарт суматохи, поднятой Абиханом и подручными Картера. Внезапная темнота не помеха - она отлично знает это место и безошибочно находит ближайший выход с обзорной галереи.

"Скотт, ты идиот! Впрочем, я начинаю повторяться", - цедит она сквозь зубы, наощупь набирая код на запирающем устройстве.
"У нашего макроновского приятеля большие проблемы. Сейчас его запрут во внутренних помещениях, и мышка попалась. С другой стороны... Скотт не поставил в известность местную СБ, начал действовать на свой страх и риск. А этот скандал унимать завтра мне..." - напряжённые размышления не мешают узнавать нужные повороты: в свое время она прекрасно изучила это здание, ведь оно уже который год служило замечательным прикрытием для встреч с ее агентами.
Переходы... лестницы... коридоры...

«А благодаря еще одному ожидаемому проколу Картера… у меня, кажется, есть возможность… начать осуществление одного моего плана…»

Здесь есть скрытые помещения, и к одному из них она сейчас бежит.

 

Едва заметный (и только если знать, куда смотреть!) прямоугольник на стене обозначил нужную дверь, замаскированное под детали стенного декора сканирующее устройство среагировало на отпечаток ладони; в открывшейся темноте мерцали многочисленные мониторы системы наблюдения.

"Если я правильно помню тактику коллег из контрразведки, макроновца будут гнать в глубину здания... вот и он!"

На одном из экранов промелькнул бегущий парень и, через несколько секунд, его преследователи, на другом виден пока ещё пустой коридор, по которому они сейчас побегут. "Пора!", - Катарина подскочила к двери, и ударила по сенсору замка. Дверь бесшумно отъехала в сторону, принцесса сгруппировалась.

"Ага, это наш "спаситель"!" - эхо усиливало приближающийся топот.

Сильный рывок, и растерянный макроновец влетает в святая святых принцессы Катарины. Дверь закрывается, и на месте провала вновь голая стена. Для постороннего - без всякого намека на щель.

-Если хотите спасти свою шкуру, советую вести себя тихо! – сердито шепчет она Абихану. Экран демонстрирует толпящихся членов группы захвата, недоумённо вертящих головами.
"И где он набирает таких идиотов в службу безопасности? Они что, специальные тесты проходят, кто глупее?" - тихо смеётся принцесса.

 

СКОТТ

Беспорядочно мелькают унылые стены, двери, произвольно меняется ракурс. Индивидуальные видеокамы внезапно выхватывают мелкие детали, мельтешение перебивается демонстрацией мгновенной панорамы. Коридоры, коридоры, изредка в кадре проскакивают удивлённые лица местного персонала – встреченные люди просто не успевают испугаться.

Топот, шум, азарт погони захватывает даже по эту строну электронной картинки, мечущийся тёмный силуэт впереди. Внезапная мешанина то на одной, то на другой части монитора, поделённого на 6 частей – «операторы» уклоняются от выстрелов беглеца. Очередной поворот и… пустота!

Тяжёлое дыхание и недоумённо-прерывистые возгласы заполняют эфир, Скотт рычит от досады и бессилия, обеспечивающие связь «спецы» испуганно съёживаются.

 

АБИХАН

Что это??

После того, как он наткнулся на сильный заслон, его оттесняли вглубь здания. Абихан несся по переходам, отстреливаясь и понимая, что скоро может оказаться в тупике... И вдруг на очередном повороте стена подается под рукой, сильный рывок за локоть - и он влетает в маленькое темное помещение, на такой скорости, что останавливается лишь у противоположной стены.
В полутьме видел лишь силуэт женщины и слышен шепот:

-Если хотите спасти свою шкуру, советую вести себя тихо.

Эта женщина определенно привыкла командовать...

Абихан с трудом выровнял  дыхание, не опуская оружия. Из-за стены доносится топот погони - и затихает. Женщина подходит к стене, включает мониторы - там обнаруживаются недоуменно мечущиеся по коридорам вооруженные люди - и довольно кивает, бормоча что-то про идиотов, которых набирают в охрану.

Вот это номер! Вот это выставка - не продохнуть от тайных служб! Просто вечер встреч спецагентов какой-то...

Не попал ли он из огня да в полымя?

Понизив голос:

-Сударыня, - ох, как не хочется драться с женщиной, - чем обязан?

 

КАТАРИНА

"Обидно. Спасаешь человека, а он тебя даже не узнает."
Ответная реплика прозвучала весьма саркастически.
- Не узнали, господин Рикардо? Или назвать вас настоящим именем, Абихан Бандл?? Помимо полного игнорирования предупреждений, у вас еще и память плохая? Сколько недостатков в одном человеке!

 

АБИХАН
-Мадмуазель Шимада? - вырывается у второго пилота. - Хотя… разумеется, нет. Поистине, день сюрпризов.

"Она такая же Реми, как я Рикардо... Сюрпризов.. да...

Нет. Потом. Сперва - настоящее".

Женщина еще держала паузу, и злость бывшего агента мешалась с тревогой - Абихан не привык быть ожидающей стороной.

-И что же вы теперь намерены предпринять? - осведомился он негромко.

"На кой черт я вам сдался, проще говоря!?"

 

КАТАРИНА

Катарина включает тусклый фонарик. «Ага, все-таки попадать к Картеру не хочется? Здравый смысл проснулся после длительной спячки».

Внимательно разглядывает собеседника. В глазах насмешка. Но так как в комнате достаточно темно, будем надеяться, что молодой человек этого не заметит.

- Хмм... Что_Я_ намерена предпринять? Ну и мужчины пошли. Им мало того, что их вытащили мышеловки. Теперь я так понимаю, Я должна вас надо отсюда вывести?
В голосе прорывается с трудом сдерживаемый смех.

- Нет, сильный пол явно переводится как класс.
Серьезнеет, и уже совершенно спокойным тоном замечает:
- Может, опустите бластер? Пока мне угрожают оружием, я категорически не склонна хоть к какому-нибудь сотрудничеству.

"Кати, твоя речь просто не имеет аналогов".
 

АБИХАН

Криво усмехается. Взрывоопасная смесь эмоций, злость, досада, смех - последние слова дамы великолепны по самонадеянности... Отставить!
Он опустил оружие. Присмотрелся повнимательнее к неожиданной союзнице.

"Кто же это рискнул пойти против ГРИП??? Конкурирующая организация? Кто-то из "Феркони" или им подобных? Другая страна?? Или... у ГРИП одна рука не знает, что делает вторая?"

Но в сумраке убежища союзницу даже не удается хорошо разглядеть.

-Великолепная речь, сударыня. Разумеется, вы мне ничем не обязаны. Я как представитель вырождающегося пола готов избавить вас от своего общества... - вот теперь получилась нормальная улыбка, да здравствует чувство юмора, - если из этой мышеловки есть какой-нибудь выход.

  

КАТАРИНА

Немного надменно:
-Я похожа на человека который не оставляет себе запасных путей? Разумеется здесь есть еще один выход. Но пока помолчите и дайте мне полюбоваться на грандиозный провал.

Вновь поворачивается к экранам. Пальцы быстро скользят по клавишам и картинка  на экране разбивается на множество мелких квадратиков.

-Так… подвал они уже прочесали… И этот этаж тоже. Замечательно.

Катарина оборачивается к «спасенному».

- Значит, так. Надеюсь, я имею дело с умным человеком, и вы уже поняли, что за ваше спасение я кое-что попрошу. Я, конечно, занимаюсь благотворительностью, но вы, господин Бандл, под категорию детей-сирот или престарелых никак не подходите. Итак, сейчас я помогу вам выбраться из этой западни взамен на… беседу и, возможно, услугу с вашей стороны.

Согласны?

 

АБИХАН

Поразмыслив несколько мгновений:

-Личную или дистанционную беседу? И... я не вправе оказывать услугу, которая повредит моим товарищам. В ином же случае - я согласен.

  

КАТАРИНА

Фыркает:

-Сомневаюсь, что вы настолько отважны, чтобы согласиться на личную беседу. Да и времени у меня не так уж много. Дистанционную. И не с вами, вы слишком высокого мнения о своей персоне. С вашим шефом. Впрочем… предварительно можно и с вами.
Но сначала надо отсюда выбраться.
Показывает на дальнюю стену.

- Это здание достаточно старое и нетипичное. В нем очень широкие вентиляционные шахты. Вынуть решетку у вас сил хватит?

В голосе принцессы опять проскользнули саркастические интонации.

АБИХАН

Слегка растерялся от такого количества выпадов в свой адрес за всего-то несколько фраз. "И когда только успел заслужить?" - подумал он грустно.
"Или... она оказалась здесь неслучайно, должно быть, знает, что произошло тогда между мной и Франси..."

-Надеюсь, - коротко ответил он, берясь за указанную решетку. Если от него хотят беседы, выстрела в спину быть не должно.

Старая тяжелая решетка не привинчена, просто вставлена, и он с усилием вырывает ее из проема. Вырвался клуб пыли и посыпалась штукатурная крошка. Старое здание, старое...
"Да, костюму хана", - мелькнула мысль.

-Я тут задаюсь вопросом, - озвучил он свои сомнения, - следуете ли вы этим же путем - или нет? И если да, то прилично ли в такой ситуации пропускать даму вперед?
Протягивает руку, касается стены вентиляционной шахты, смотрит на руку, испачканную пылью.

-Подозреваю, что нет.

КАТАРИНА

«Ну это уже просто не в какие ворота не лезет!»

-Вот когда вы выучите эти запутанные ходы хотя бы на четверть так же хорошо, как знаю их  я - тогда флаг вам в руки. А пока - первой пойду я.

Катарина подходит к шахте, оборачивается к спутнику:
- Вы идете? Или предпочитаете познакомится с "горячим гостеприимством" Картера? Или прекрасные глаза Франси не дают покоя? Учтите, Картер весьма ревнив.
 

АБИХАН
"Знает. Значит, ГРИП?? Остается сообразить, кто она такая, эта дама привыкшая командовать и так не любящая мужчин... Круг невелик, не так ли?"

-Разумеется, иду.

Он галантно поддержал даму за локоть, пока та перебиралась внутрь, и нырнул за ней.

КАТАРИНА

"Очаровательно. Какие мы предупредительные. Я бы вас наняла в качестве учителя хороших манер для моих коллег".

Тихо усмехается, представив себе это зрелище: террорист в пыльном костюме, раздраженно стряхивая пыль с рукавов, читает лекцию послушно сидящим за столиками конференц-зала безопасникам во главе с Картером, а рядом пристроился Джейсон, который, конечно, старательно все конспектирует…

Вскоре скобы кончаются, и беглецы выбираются  в небольшой тупиковый коридорчик, из которого ведут сразу четыре более широких прохода. Не раздумывая, Катарина устремляется к самому дальнему.

СКОТТ

- Мы его потеряли - сокрушённо вздыхает Диего, растрёпанный, на щеке глубокая царапина, смотрит в сторону.

«Не любит наш Казанова проигрывать», -  невольно отмечает Скотт. Впрочем, это давно известная истина, покажите того, кому это нравится, так что старательное уклонение от тяжёлого начальственного взгляда вызывает подобие сочувствия. Но и от злости никуда не деться.

- Ищите! - рычит Скотт.

- Бесполезно, мы не знаем, куда он пропал. Впереди был хорошо просматриваемый коридор, там нет ни тупиков, ни поворотов, - ввиду перспективы крупных неприятностей обычно молчаливый Диего  разговорчив.

- Болваны, - констатирует Скотт и задумывается.

"Воздуховоды..." - говорит кто-то из электронщиков.

-Что?! - оборачивается к обоим Скотт

-В любом здании есть система технических шахт, Здесь самые широкие - вентиляционные, - тихо поясняет парень.

-А про кондиционеры они не знают? - недобро прищуривается Скотт.

-Знают, но здание из "исторического фонда", его нельзя полностью реконструировать.

-Вот схема его коммуникаций – вовремя ткнул пальцем в экран его осмелевший напарник.

-Так, быстро перегнать это бойцам! - распоряжается Картер.

Меньше через минуту отряд разделился на 6 «троек» - блокировать наиболее вероятные маршруты и выходы из здания. Инициатива упущена, и  успех теперь маловероятен, но Скотт просто не хочет признавать поражение, не по-мужски это.

Пока  бойцы добираются до мест назначения, их шеф отчаянно пытается сложить выпавшую ему головоломку.

 

Наживка была верная, но захват провалился на ровном (в прямом смысле) месте – был человек, и нет его. Вот бежит он по прямому коридору и вдруг исчезает, и для этого ему было достаточно просто завернуть за угол.

За нужный угол. За которым его ждали.

Значит, Бандла подстраховывали макроновцы? Разумно.

Но там только ровные стены, укрыться негде и, будь люди в том коридоре, их бы заметили, была бы перестрелка, а боя не было. Нет, что-то тут не так, не было подстраховки в том коридоре, никого не было.

В коридоре не было, а рядом с ним? В СМЕЖНЫХ ПОМЕЩЕНИЯХ?

Итак, макроновцы…

«Чёрт! Ну почему я в это не верю?! Подозреваю эту кучку ворюг, точно должны быть они, Бандл не так прост, уж подстраховываться его точно научили, а всё равно чувствую, что мимо? Ведь логично же всё!»

Логика – логикой, но что-то мешает согласиться с правильностью собственных выводов, а ключик к этой загадке носится в вихре сумбурных мыслей и поймать его пока не удаётся.

Не о том он думает.

 

АБИХАН

Следовало бы продолжить разговор... но не сейчас. Сейчас – только сосредоточение, тишина и внимание. До этого подвала уже добрались в обыске здания, или еще нет?

Он молча следовал за решительной дамой, приготовившись снова стрелять или драться. Нет,  дама определенно ему знакома, ее голос, эти манеры…

 

КАТАРИНА

Еще пара минут, и вот она - долгожданная дверь. Катарина кладет руку на стену, и безотказная сенсорика открывает выход на свободу. Беглецов встречает прохлада апрельского вечера.

Катарина осторожно осматривается. Никого.

-Надо побыстрее пересечь этот квартал. Там меня ждет машина.

 

АБИХАН

Быстро осмотревшись, узнал обратную сторону здания, выходящую в переулки. Хорошо, он и сам одобрил бы такой маршрут для отступления.

Машина? Еще лучше.. не придется взламывать и угонять чужой мобиль. Есть надежда, что обойдется без полиции.

-Тогда поспешим, - кивнул он.

Ему-то бежать легко, и шума он производил мало, а вот каблуки "Реми" стучали довольно громко, привлекая внимание, и беглец насторожился. Внимание может быть очень нежелательное...

 

КАТАРИНА

"Diabolo!! Единственное о чем я не подумала, что туфли создадут лишний шум. В следующий раз одену мокасины. ЧТО??? Принцесса Катарина - в индейской обуви? Да не дождетесь!"

Катарина немного отстает, потому что бежать на каблуках все-таки неудобно. Бросает на бегу:

- За этим домом сворачивайте.

ОХРАНА У МОБИЛЯ ПРИНЦЕССЫ
«Странно, что Катарина бросила мобиль просто на тротуаре, не похоже это на аккуратную подопечную», - Брюс Кински, один из четвёрки охранников, в очередной раз раздумчиво обходит образец эксклюзивной продукции мобилестроения, на тёмном глянце покрытия отражаются огни вечерней подсветки. – «Снова её трения с шефом?»

Скорее всего. Непонятно почему, но принцесса Медичи постоянно проверяет крепость нервов шефа, сегодня, видимо, очередное действие бесконечной постановки, и Картеру можно посочувствовать. А заодно и им четверым, потому что даже не пообедали как следует, только раскрыли термосы, как проскочил мобиль объекта. И хорошо, что они не расслабились и успели опознать его, всем известно, что Картер ценит усердие и бдительность.

А сейчас им нужно дождаться Катарину Медичи, отобрать у неё активатор и упорно сопровождать везде, куда её ещё сегодня занесёт. Таковы инструкции шефа, Брюс всего лишь цитирует.

С обзором не повезло, мог быть и получше, но это достаточно тихий, "антикварный" район с предельно ограниченным дорожным движением, а потому шелест немногочисленных мобилей не глушит остальные звуки. Прелесть исторического центра - старая мостовая, и принцессе не удастся застать их врасплох и снова удрать, они её если не увидят, то услышат уж точно – Катарина Медичи верна высоким каблукам, а в подобной обуви не пройдёшь бесшумно. Тем более по звонкому булыжному покрытию.

Брюс глядит на часы, через три минуты очередь Макса мёрзнуть на холодном ветру, а пока бдительность и ещё раз бдительность.

Идея подобного караула только на первый взгляд абсурдна, Катарину обязательно нужно перехватить до того, как она сядет в мобиль и навязать ей водителя, иначе она просто рванёт с низкого старта, как бывало не единожды, и догоняй её потом. Никакого понимания требований безопасности, потому и бродит в окрестностях её мобиля такой вот караульный.

Уфф! Вот теперь можно и погреться, пусть теперь Макс изображает рыцаря печального образа, а он наконец-то выпьет горячего чая, если ещё остался, но подошедший Максимилиан насторожен и придерживает Кински за рукав:

- Слушай, Брюс, по переулку кто-то идет, нет?

Куда уж тут денешься, дело есть дело, а желудку в очередной раз придётся заткнуться, и Брюс старательно прислушивается. А ведь верно, тихо, но отчётливо слышно, как в начале переулка звонко цокают женские каблучки.

Но слишком частый перестук, больше всего на бег похоже. Кто может бежать этому безлюдному проулку? Сама Катарина или кто-то ещё? В любом случае, лучше подстраховаться, и вызванные по тревоге коллеги в темпе согласовывают тактику. Сошлись на банальной засаде. Если на Катарину напали, и за ней гонятся, то преследователей лучше всего отсечь внезапно. Если же к мобилю приближается посторонний человек, он тоже получит пренеприятный сюрприз, но лучше потом извиниться, чем проворонить опасность.

И те, кто в данный момент отвечают за безопасность Катарины Медичи, поступили просто: Брюс с Максом за углом здания с левой стороны переулка, вторая пара - с правой.

 

 КАТАРИНА

Катарина первой выбегает из переулка. Вот и мобиль! Неожиданно каблук попадает в выбоину, и принцесса падает. Приподняв голову, Катарина видит, что от стены отделились две тени, и бросились к ней.

"Засада? Картеровские или… "

Рука девушки тянется к парализатору на поясе… но слишком медленно. Драгоценное время потеряно.

«Не успеваю…»

  

АБИХАН

"Куда ее вперед понесло??..."

"Реми" выбежала из переулка первая - и с размаху полетела на мостовую! Подвел каблук, ох уж эти женщины…

Абихан притормозил на секунду, и тут наперерез ему к упавшей бросились двое.

Засада. И наверняка не только эти... Стрелять нельзя, они уже рядом с ней!

Неважно, кто она – сейчас это союзница, на которую напали, и он бросился в новую драку, взвинчивая скорость до предела.  Он сильнее, чем кажется, но легок, и давно привык двигаться быстрее противников, увеличивая силу удара за счет инерции...
Внезапной атакой Бандл отбросил от упавшей одного, затем короткий удар в болевую точку другому - тот падает, складываясь... пилот снова схватился за оружие и развернулся, ожидая атаки с другой стороны.

  

ОХРАНА У МОБИЛЯ ПРИНЦЕССЫ

Точно - бежит!

Короткий жест Макса - и бойцы сгруппировались, предельная готовность к жёсткому, молниеносному "контакту". Шум приближается. Теперь за звонким цокотом слышен топот (второй человек? мужчина?) и прерывистое дыхание. 

Условный знак: «Готовсь!», а выскочившая из переулка женщина вдруг с криком  падает на мостовую. 

«Женщина? Нет, точно не Катарина, наша Пава не брюнетка, да и одеваться предпочитает в платья, а не в брюки!»

Всё это между делом, Макс уже мчится к упавшей, как и Хэнк с той стороны неширокой улочки, а следом за дамой выскакивает парень. Худощав и не высок, длинные светлые волосы...

О-па! Приехали!

Абихан Бандл собственной персоной! 

До того, как его перевели в охрану Катарины, Брюс Кински охранял Джитто Фрица и парня этого помнит преотлично. Да и не стал маскироваться самоуверенный красавчик, ни парика, ни очков, а тонкое лицо из тех, что невольно запоминаются, вот и сыграло это против макроновца.

Пусть помолчат те, кто отрицает телепатию, в хорошо слаженных коллективах что-то такое точно есть, иначе Макс с Хэнком не изменили бы резко траекторию, но дальше началось что-то непонятное. Ребята они крепкие, тренированные, а вырубили их с двух ударов – по одному на каждого. Макс сгибается, не успев сделать ничего толкового - его просто отбросили сильным, но экономным тычком, Хэнк вслед за ним складывается пополам.

«И всё? Что же вы так, ребята?!»

 

КАТАРИНА

Помощь вновь приходит от макроновца. Два быстрых удара, и нападающие лежат на земле.

«Какие-то кретины собрались похитить принцессу Медичи?» - Катарина выхватывает парализатор. Вглядывается в темноту переулка – оттуда спешат еще двое врагов…
"Отдохни, наглец. Чертовски интересно, кто же вы такие…" – парализатор тем хорошо, что позволяет стрелять, не мучаясь совестью, что не знаешь ответа на этот вопрос.

 

АБИХАН

Еще двое с другой стороны. Бросок. Скорость.

В прыжке он оттолкнулся от припаркованного мобиля, резко меняя направление - и выстрел нападающего пропал зря. Есть контакт! Бандл развернулся, выпад противника ему в корпус вышел скользящим, - захват - три жестких удара, чтобы вырубить наверняка, а второй падает сам, и обернувшись, Абихан понял. Женщина, не поднимаясь, достала последнего напавшего выстрелом из парализатора.

Прекрасно! Обойдется без крови. Не будет на "Макроне" лишних пятен.

Взгляд на лежащих... Лицо первого показалось знакомым.

"Потом вспомню", - он поспешил обратно, но женщина уже поднялась и метнулась к одному из мобилей. Неброский на первый взгляд темный мобиль, а в действительности - дорогая модель, определил машинально сын бывшего сенатора. Ее собственный, потому что дверь открыта одним движением..
 

КАТАРИНА

В переулке теперь лежат четыре тела. Будем надеяться, что все живы, но в отключке. А ее спутник молодец - меньше минуты и справился с тремя нападающими.
Было бы время, Кати бы поинтересовалась, что за подозрительные товарищи ошиваются рядом с ее машиной. Но времени катастрофически не хватало. Следовало отсюда убраться, пока Скотт не понял, что некая  рыжая кошка вытащила слишком кусачую мышку из мышеловки. И не начал действовать.

Объяснения с шефом СБ родной корпорации в планы принцессы никак не входили.
А выстрелы вполне могли привлечь нежелательное внимание. Надо уезжать. И побыстрее.

Катарина бросается к мобилю, снимает сигнализацию, включает зажигание, а макроновец молча  занимает кресло пассажира. Девушка оборачивается к Абихану, ослепительно улыбаясь.

- Так, сейчас будет шоу под названием "Большие гонки". Пристегнитесь. - Отворачивается к панели управления и негромко говорит себе под нос:

-Посмотрим, у кого мобиль лучше.

Машина резко срывается с места.

АБИХАН

Второй пилот пристегнулся, перевел дух и, наконец, свел воедино все, что наблюдал за эти безумные минуты - с того момента, как перед ним расступилась стена.

Дорогой мобиль. Знакомое лицо у нападавшего - да, это был человек Картера! Абихан помнил его по работе с Джитто Фрицем. Склонность его спасительницы командовать, ее осведомленность, ее условия, ощущение, что она ему знакома, этот ее профиль...

И точка над i: более светлый локон среди темно-каштановых прядей. ВОт и расставим эти точки.

-У вас сдвинулся парик, синьорита Медичи.

 

СКОТТ

Абихан и тот, кто ему помог, исчезли в лабиринтах старого здания, разумнее всего сейчас отсидеться, что они наверняка и делают. Высланные группы добрались до контролируемых объектов быстро, но их доклады Картера не радуют. Беглеца упустили.

Нет, всё-таки тут возможен ещё один вариант – новая, доселе неизвестная технология. Вариант маловероятный, но имеющий право на существование, потому что чёрт его знает, этого неуёмного Джитто Фрица, не изобрёл ли он на волне противостояния Шагалу что-то принципиально новое? Ведь исчез же человек, причём в совершенно не приспособленном для этого месте: голые стены, коридор с тупиком и никаких дверей.

-Сэр, - тревога сквозит в голосе одного из электронщиков, - "Маяк" движется.

-Что?!

На вспомогательном дисплее статичная до сего момента яркая точка на пересечении пунктира улиц начинает движение, а от "секрета" у Катарининой машины нет обязательного регулярного сигнала. Уже семь минут нет, а контрольный интервал равен двум...

Катарина…

«Шерше ля фам», пошлость какая! Но тогда все странности сегодняшнего дня упорно обретают свое место и объяснение. Незадолго до «часа Х» Катарина куда-то уехала среди рабочего дня, и выезд этот спешный и явно внеплановый. Потом тайком от охраны удрала из собственного дома и объявилась здесь, в одном  квартале от этой треклятой галереи.

Совпадение? Да с чёрта два!

Катарина Медичи уже не раз предлагала не тупо ловить макроновцев, а мирно с ними договориться. С точки зрения финансов предложение резонное, с позиций самоуважения – неприемлемое. Чтобы мировой гигант спасовал перед кучкой сумасшедших? Да не будет такого!

Итальянка весьма упряма, а если ещё учесть её многолетнюю «холодную войну» с мировой мафией в лице Скотта Картера, единственного мафиози в пределах досягаемости, то хотя бы в пику коллеге эту идею так просто не оставят в покое.

 

 «Хех, Кати, хотел бы я посмотреть, как утончённая дамочка отбила объект неприятностей для коллег у целой оравы здоровых парней. Этакое каратэ на шпильках и фехтование на розах», - снисходительно усмехается Скотт, но от наигранности пренебрежения и самому муторно.

И знает ведь, что противника нельзя считать слабым, даже если он таким выглядит, это может быть простая маскировка. Особенно, если он умён, а Катарину в недостатке интеллекта нельзя заподозрить.  А он дурак, и рыжая стерва просто переиграла его!

Обидно, глупо, но Катарину он недооценил, вражда застит здравый смыл и искажает очевидное. Ему ведь известны и планы относительно макроновцев, Катарина не делала из этого тайны, и про её занятия стрельбой и регулярные тренировки он прекрасно знает, информация о недавно подтвержденном водительском сертификате и разрешении на превышение общего скоростного предела тоже есть в досье. Только раньше это считалось капризами молодой феминистки, а теперь оказывается вероятной причиной провала. Неучтённым фактором.

Смогла бы она без посторонней помощи помочь Бандлу? А почему бы и нет? Просто вовремя открыть нужную дверь и успеть втащить в неё человека - вполне выполнимо, особенно если призом будет облом ненавистного Картера и выполнение собственных планов.

 

«Так, с этим будем разбираться позже, теперь нужно решать, что делать дальше.

Бандл, что бы сделал я на твоём месте?», - Скотт запрокинул голову и уставился в потолок мобиля, через тонированное стекло люка сереет вечернее небо. - «Остался в здании и переждал облаву или удрал с Катариной? Допустим, остался, но там была пальба, скоро полиция набежит, а твоя рожа есть в их ориентировках, я лично этим озаботился. Так что тебе смываться нужно, и чем быстрее, тем лучше.

Теперь ты, Кати. Может, ты бы и поговорила с ним там, где вы прятались, а потом бы вы разошлись, но ведь ты не можешь не знать о перестрелке и ожидаемой полиции, да и брошенный прямо на улице мобиль быстро заинтересует местных пинкертонов, и тебе тоже нужно убираться и поскорее. Совпадение интересов и - вывод? Нужно ехать и немедленно! Здесь уже ловить нечего».

 

"Все, отбой! Возвращайтесь! Займёте свои позиции и по пеленгу - за мной!"  –картеровский приказ уходит по каналу связи.

Отряд разбит на две неравные группы, в первую вошло столько бойцов, сколько могут поместиться в одном из их фургонов. Второй отдан не поместившимся – им поставлена задача побыстрее подобрать пострадавших и доставить их в корпоративную клинику. Светиться перед полицией Картеру очень не хочется, он не согласовывал это мероприятие с полицейским департаментом, и его бойцы здесь нелегально. Подстраховка от возможной хакерской проверки со стороны Бандла может сейчас обернуться крупными неприятностями.

 

Короткие указания розданы, Рамос в критических ситуациях соображает чётко, тут сбоев быть не должно, и через несколько минут воронёный мобиль обтекаемых очертаний ввернётся  в стремительный поток одной из магистралей. За рулём Скотт Картер, стиль вождения – на грани дозволенного.

 

КАТАРИНА

«Прекрасно. В дальнейших представлениях я не нуждаюсь».

Выдержав многозначительную паузу Катарина бросает взгляд в зеркало. «Действительно... Неосторожность. С другой стороны... так даже лучше».
Принцесса резким движением сдергивает парик. По плечам рассыпались рыжие вьющиеся локоны.
«Так-то лучше. Темный цвет мне явно не идет..»
- Все-таки, ПРИНЦЕССА Медичи, с вашего позволения. Браво, господин Бандл, я восхищена вашими детективными способностями. Как вы догадались, если не секрет?

СКОТТ

Темп движения на дорожной магистрали явно не подходит для погони, и Скотт лихорадочно бросает мобиль в любую брешь. Диего выходит на связь и сообщает, что они догоняют машину шефа, на экране «заднего обзора» и впрямь временами мелькает их «фургон».

Недооценил он Бандла, думал, тот за пару лет мирной жизни подзабыл полученные на секретной службе навыки. Ан, нет, парень находил время на регулярные тренировки, реакция у него отличная. Да и Катарина оказалась ох как не проста, и теперь у них единственный выход – повторить захват. А для этого нужно догнать и блокировать мобиль беглянки, да ещё и в пустынном, по возможности, месте, и Картер раз за разом рискует.

«Сволочи, что ж вы так ползёте!!!»

 

АБИХАН

Перечисляет:

-Осведомленность, манера держаться, голос... и мобиль, который охраняют люди Картера. Охрану прислали без вас? Вы явно не ожидали никого встретить. Не бойтесь, все должны быть живы. А вот ваш мобиль могут счесть угнанным.

Замолчав, он мрачно подумал о сюрреалистической ситуации. Его спасает "генерал" ГРИП, и не кто иной, как его "профильный" противник - Катарина Медичи...

Принцесса начинает свою игру?

А ведь без нее корпорация не смогла бы так эффективно держать информационную блокаду. Устранение или плен одного из генералов…

Он опустил глаза, зацепил взглядом пыльные полосы на темных брюках своей спутницы.

Нет.  Из каких бы намерений ему не помогли - помощь остается помощью.
За которую не так уж много запросили! Возможность переговоров, вот что было нужно Катарине.

 

КАТАРИНА

Принцесса несколько побледнела, услышав, что стреляла в собственных охранников. С подозрением осведомилась:

-Это точно были мои люди? Не ваши приятели из «Феркони»? Впрочем, разговор сейчас не об этом.

Она  всматривается в зеркало заднего вида. Погони вроде нет... но сейчас лучше отъехать от этого района на максимальное расстояние. Разъяренный Картер - страшен и непредсказуем.

С трудом сдерживает улыбку:

-Да, как я посмотрю до секретного агента мне еще расти и расти.
Светским тоном принцесса интересуется:
- Итак, господин Бандл, как вы нашли выставку современного искусства?

"Надо начать беседу... и подумать подойдет ли этот макроновец для осуществления моих планов по мирному урегулированию конфликта. Или он все-таки фанатик. Хотя не слишком похож".

 

 АБИХАН

Второй пилот уверенно повторил, пропуская мимо шпильку насчет приятелей:
-Там были люди Картера, я узнал одного из них. Бывший охранник... - тут Абихан невольно сделал паузу и сказал несколько суше: - ..профессора Фрица.

-Выставку? - переспросил он. - Да, оказалось чересчур многолюдно. Суета, давка, всякие посторонние… Я предпочел бы поменьше народу, впрочем, меня ведь предупреждали.

Его предупреждали. В виде непринужденного замечания.

Азарт бегства схлынул, и сразу подступили очень невеселые размышления... Что ж, отвлечемся немного - внешне непринужденным обсуждением. Потому что биться головой о приборную доску в присутствии посторонних дам - непозволительно.

-А ваши впечатления, ваше высочество?

 

КАТАРИНА

«Очень интересно. Собственные охранники на меня напали. Не узнали? Скорее всего».

Чуть раздраженно:

-Я думала они потратят побольше времени на мои поиски.

Резко осекается. Врагам вовсе не обязательно знать о том, что Катарина Доминика Медичи обожает удирать от собственной охраны.

- Мои впечатления о выставке? – Катарина, наконец, выехала на главную магистраль и увеличила скорость.

-Скажем так… впервые на сборище этих ужасных современных мазил, которые имеют наглость именовать себя авангардистами, я получила некоторое удовольствие.
«Еще и доказала некоторым зарвавшимся профессиональным ищейкам, как вредно не ставить в известность о своих наполеоновских планах коллег…»
- Хотя все удовольствие очень быстро испаряется, стоит мне вспомнить о последствиях вашего… расхождения во взглядах на свободу посещения мероприятий.

С некоторой обидой в голосе:

-А разгребать все, что вы натворили - мне!

Принцесса замечает, что пилот бросает на нее странно-недоуменные взгляды.
«Хмм…»
- Хотите у меня что-то спросить?

АБИХАН

Едкая оценка современного искусства заставила второго пилота слегка улыбнуться. Спросить...

-Хочу. Надеюсь, вы придумали себе хорошее алиби? Все это небезопасно для вас.

  

КАТАРИНА

От удивления молодая женщина чуть не упустила руль.

"Какая забота обо мне. Забавно."

Усмехается:

- Что-нибудь придумаю. Небезопасно? Жизнь вообще крайне опасная штука. Никто не выдерживает.

А затем не выдержала и сама принцесса:
- С ума сойти! И о безопасности мне говорит человек, который полез в расставленную ловушку без всякой поддержки. Я уже молчу о маскировке! Точнее, о ее практически полном отсутствии!
Интересно, вы действительно такой рисковый человек? Почему-то раньше макроновцы не казались мне столь  бесшабашными.

 

АБИХАН

"Потому что если бы я не пришел, это стало бы вторичным предательством".

-Я должен был убедиться сам, - сказал он коротко. - И убедился... что мир встал с ног на голову.

Мобиль летел по автостраде, небрежно вписываясь в поворот. Сейчас он это видел. А мог видеть только глухую стенку картеровской спецмашины.

Промолчать об это - нельзя. Чем бы ни руководствовалась Катарина Медичи.

-За прошедший час когда-то близкий человек привел меня в засаду, а враг - спас... Благодарю вас…

Старомодная вежливость прекрасна - она способна скрыть любое смятение, и позволяет выразить так многое... Абихан медленно снял правую руку Катарины с рулевого колеса и склонился над ней, целуя. На мгновение ощутил легкий холодноватый запах ее духов.

 

КАТАРИНА

"Очень интересно. Совесть и чувство долга? Редкое сочетание качеств в наши дни. Вот так вас, идеалистов, и ловят".

А потом... Второй пилот Макрон Базы осторожно берет ее руку, и склоняется в галантном поцелуе. Насколько Катарине было привычно принимать подобные знаки вежливости от поклонников, настолько же неожиданно оказалось – от противника. Нынешние противники в коммерческий войнах дамам рук не целуют.

Удивление и некоторого смятения скрыть не удалось. Ее рука чуть дрогнула. Катарина склоняет голову в знак того, что благодарность спасенного врага принята и оценена.

Короткое задумчивое молчание. Принцесса искоса поглядывает на своего спутника.

- Ну что ж... погони я не вижу. Возможно, пока у нас еще есть время, мы перейдем к обсуждению того, что я хочу добиться своим странным поступком с точки зрения обычной функциональности ?

У вас уже есть свои соображения по поводу почему я так поступила?

С интересом оборачивается к Абихану. Прежде чем озвучить свои... требования, можно послушать, что о тебе думает твой недоумевающий враг.

  

АБИХАН

-Как я понял, вам нужны переговоры, или хотя бы потенциальная возможность их организовать. И - что-то еще?

  

СКОТТ

- Сэр, есть устойчивый сигнал, - дисциплинированно докладывает «связист», невнятное ругательство - реакция на очередной вираж.
- Дай звук, - требует Скотт.

Всё правильно, пока их шеф нарушает правила движения, электронщики дистанционно активировали записывающую аппаратуру в мобиле принцессы, и спутник подтвердил устойчивый приём сигнала. «Начинку» Скотт стопроцентно засвечивает, Катарина обязательно от всего лишнего избавится, и хорошую электронику заранее жаль. Но сейчас случай, ради которого можно многим пожертвовать, такого убойного компромата на Катарину Доминику Медичи Скотту Картеру ещё не перепадало.

Откуда такие удобства? А все мобили принцессы кроме маяков напичканы ещё и записывающей аппаратурой. Первое – следствие большой любви рыжей авантюристки к забаве «удери от охраны», второе – её планов по мирным переговорам с теми, с кем разговор может быть только на языке оружия и больше никак. Вот и подстраховался в своё время Картер, а теперь радуется хоть таким результатам – при должном словесном оформлении эта запись может стать отличным компроматом.

 

Два голоса, мужской и женский, звучат из динамиков, и оба узнаваемы. Два человека в салоне, и это значит, что именно Катарина помогла Бандлу сбежать и в паре с ним сумела выбраться из ловушки, и все его выводы верны.

«Ну что же, пойте, пойте, птички!» - зло радуется Картер, от избытка чувств он упускает момент, которым тут же воспользовался какой-то лихач, и пижонистый лиловый мобиль нагло вклинивается впереди.
- Выруби звук! – рычит Скотт, дальше досада выражается в весьма забористых выражениях.

Хитрая штуковина, дорожный навигатор в которой - лишь одна из функций, показывает, что мобиль Катарины никуда пока не свернул и движется по этой же магистрали несколькими милями впереди.  И между ней и Скоттом перекрёсток, который принцесса проскочила на «зелёной волне», а Картеру, похоже, сегодня совсем не везёт – парящий над трассой дорожный регулятор мигает жёлтым.

Ревёт двигатель, наглец впереди испугано шарахается вправо, и мобиль Скотта выскакивает на параллельную полосу. Встречный поток уже начал притормаживать на перекрёстке, и это спасает Картера от немедленного столкновения.
Стремительный взгляд вправо…О чёрт!!!

Крупный пассажирский мобиль, по правилам свернувший из боковой линии, стремительно растёт в секторе обзора…

 

КАТАРИНА

-Отлично. Люблю иметь дело с умными людьми. Вы совершенно правы.

Не знаю, отдаете ли вы себе в том отчет или еще нет, но мы зашли в тупик. Вы особо не можете нам навредить, а мы, в свою очередь, не можем вас поймать. Ситуация складывается патовая.

Она преувеличенно внимательно вглядывается в дорожное полотно.

-Я считаю, что нашим сторонам пора сесть за стол переговоров. Именно сейчас, пока еще конфликт не зашел слишком далеко. Пока вы еще ведете странную куртуазную борьбу, за которую, кстати говоря я вас очень уважаю, в которой люди не гибнут. Но так будет не всегда. И вы это знаете. Так не пора ли остановится? Всем?

Катарина делает многозначительную паузу. «Посмотрим на реакцию собеседника… Дальнейшее зависит от вас господин Бандл. Я не смогу выйти на вашего шефа без вашей помощи».

 

СКОТТ

Тормозная педаль выжата до упора, сейчас не до церемоний с тормозными двигателями – не успеет, и высота сброшена принудительно. Мобиль буквально падает на дорогу, но скорость была такая, что его всё равно крутануло волчком. Вокруг калейдоскоп, в хаотичной круговерти мелькают то идущий следом « фургон», то надвигающийся транспорт, и, стиснув зубы, Скотт изо всех сил выворачивает руль в сторону, противоположную вращению. Это бесполезно, ведь колёс нет, мобиль тормозит всем днищем, но ещё детские навыки неистребимы.

А затем -  даже качественная звукоизоляция салона не может заглушить глухой удар, скрежет, звон вылетевших стёкол.

 

Раз не было резкого и сильного толчка, то это не с ним, почти пронесло…
«Все живы?!» - рыкнул Картер, вопрос задан и своим «пассажирам» и «фургону». Электронщики в салоне отвечают невнятными ругательствами и слабыми «о-кей», на канале связи – помехи. Мобиль Картра замер поперек перекрёстка, на «заднем обзоре» пугающая мешанина вместо передних частей столкнувшихся «лоб-в-лоб» пассажирских фургонов, а на экране сканера заветная «искорка» подходит к узловой развязке и выходу сразу на несколько уровней.

Всё закончилось. Продолжать погоню в одиночку не имеет смысла, он ведь на повторный захват рассчитывал, и сам же подставил единственный оставшийся у них резерв.

«Попробуй только сорвать запись!» - ни к кому конкретно не обращаясь, рычит Скотт, дружный кивок – мгновенное подтверждение правильно понятого приказа. Спецы прекрасно понимают, что уж этой оплошности Картер им никогда не простит и, если с записью не выгорит, быть им стрелочниками за весь отряд.

 

АБИХАН

Надо возвращаться к реальности, к делу, а профиль Катарины отчетливо вырисовывается на фоне города за окном, за высотной автострадой. Это... красиво.

-Мы можем попытаться - еще раз. Но если вам известны причины того, что мы сделали - вы знаете, это слишком серьезно, чтобы решить так просто. Кроме того, Джеймс Шагал знал все, но это его не остановило. Впрочем, говорить о причинах здесь и сейчас - неподходящее время и место. Если честно... я не очень верю в возможность примирения теперь, и сомневаюсь в согласии профессора. Но все же - еще одна попытка.

 

КАТАРИНА

- В таком случае, я могу рассчитывать на ваше содействие... когда пойму, что обстановка для переговоров в нашей корпорации складывается успешно?

Через какое-то время вам придет электронное письмо с номером комма. Можете позвонить сами, если даже в этом видите ловушку... но все же я бы желала переговорить с вашим шефом. Лично.

 

Обдумайте мое предложение. Я предлагаю такое первый и последний раз.

В упор смотрит на мужчину:

- Учтите, попытку меня дискредитировать этими переговорами перед моим шефом я не допущу.  Не советую и пробовать.

"Ну что ж точки над i расставлены. Позиция обозначена. А пока дадим молодому человеку еще пищу для размышления"

- Однако я чересчур увлекла вас моими проектами. Прошу прощения. Предлагаю временно сменить тему, и поговорить хотя бы об искусстве... литературе.

Последнее время мое пристальное внимание привлекают некоторые достаточно талантливые критики, например...

Далее последовал небольшой экскурс по последним заметкам довольно известных в литературных и деловых кругах людей.

Последней прозвучала характеристика на сетевой псевдоним Абихана Бандла.

- Вы со мной согласны? - чуть насмешливо интересуется она.

Тем, что она вычислила своего противника в сети, Катарина по праву гордилась. И не делилась с Картером своими познаниями - из принципа, и желания посмотреть, на что способен Абихан Бандл на ее поле.

  

АБИХАН

"Вот так перемена темы!"

-Ну, критика - это всего лишь способ людей, авторами не ставших, объяснить авторам, почему они написали плохо... - ответил он довольно невинно, решив делать хорошую мину при плохой игре до конца.

  

КАТАРИНА
Так же невинно:
- И получить за это весьма неплохие гонорары. На будущее, если некоторым критикам неожиданно совершенно нечем будет заняться, пусть они поинтересуются у издателей, кто платит им такие гонорары.
 

АБИХАН

Несколько секунд Абихан молча смотрел на Катарину, усмехнулся невесело... потом немного иронично улыбнулся.
"Вас раскусили, господин конспиратор? Раскусили - и все еще не пресекли?
Значит, или пресекут в ближайшее время... или игра продолжится".

-Обязательно передам, - сказал он медленно, - критики - люди любопытные.

  

КАТАРИНА

В тон предыдущему оратору:

- И довольно нахальные, я бы сказала.
Тут у Катарины сигналит комм.
- Прошу прощения, - говорит она светски. Молодая женщина резко тормозит мобиль, и покидает машину.

- Да, я на связи. Смотрю ли я тв? Нет, конечно, я занята. Это какие-нибудь новости с маленькой заварушки на открытие картинной галереи?

По мере комментариев собеседника лицо Катарины мрачнело все больше.

-Я поняла. Начинайте потихоньку утихомиривать все последствия. Нет, обвинять мы никого не будем. Ты хоть понимаешь, что больнее всего это ударит по престижу организации? …Нет. Потому что я так сказала. Выполняйте.

Закрыв комм принцесса несколько секунд вглядывается в далекие вершины деревьев, тихо говоря какие-то неразборчивые, но весьма энергичные ругательства.

Глубоко вздохнув и смирив свой итальянский темперамент, Катарина вернулась к мобилю, гневно посмотрев на Абихана, который даже не пытался сделать вид, что не слышал этих переговоров с подчиненным.

- Вам никогда не говорили, что подслушивать чужие разговоры неэтично?

 

АБИХАН

Вполне подходящее место, чтобы покинуть мобиль, определил он. То, что за ними все еще нет погони – это или большое везение, или водительский талант Катарины – в самом начале она меняла ряды и туннели почти виртуозно. А теперь пора исчезать, чтобы не свести на нет все везение сегодняшнего дня. И Бандл вышел навстречу закончившей разговор хозяйке мобиля.

-Говорили. Но это всегда так захватывающе интересно... - сознался он с улыбкой. - Сударыня, полагаю, мне пришло время вас покинуть, и не компрометировать далее своим присутствием. Еще раз благодарю за помощь - и за беседу. Вы меня воистину озадачили сегодня.

"Мой собственный противник, в некотором роде, подумать только... Если ей действительно нужна только попытка переговоров - это совсем немного за твою шкуру, второй пилот, это почти благотворительность..."

 

 СКОТТ

Приезжать к месту аварии нью-йоркская полиция умеет быстро, пяти минут не прошло, как становится слышен протяжный вой, разноцветные сполохи видны издали – стражи дорожного порядка собственное появление обставляют эффектно.

Только виновнику аварии мерцающее зарево ничего хорошего не предвещает, и Скотт  выбирается на дорогу – встречать неизбежное.

Нужные звонки уже сделаны, адвокатам придётся потрудиться над минимизацией ответственности, и от компенсаций пострадавшим никуда не деться, но это дело будущего, сейчас бы самому посмотреть, что натворил.

Да, увернуться он увернулся, но подставил многих, и своих и чужих. Им и досталось-то поровну, обоих водителей можно списывать в «выбывшие», и тех кто сидел с ними рядом – тоже. Хотя нет, потерь могло быть и больше, везунчик Диего всего лишь нянчит повреждённую руку - сядь он на своё привычное место, а не в салон, не было бы уже у Скотта заместителя.

 

…- Сэр, они остановились, - тихий голос из наушника вклинивается в занудный бубнёж перечисляющего пункты ответственности полицейского.

- Что?!

«Остановились?!» - доходит запоздалое.

- Повтори, - шепчет Скотт.

- Стоят. Уже секунд 10 стоят.

Напряжение обрушивается ватной тяжестью...

Всё. Две неудачи, провал операции и авария вдобавок – сегодня точно не его день.

- Перегони запись на мой комп, - тихо просит Скотт, - И чтобы никому о ней ни слова, даже Рамосу. Понятно?

 

КАТАРИНА

“Мое гостеприимство вам надоело? Молодец. Правильно почувствовал смену настроения.”

- Вы правы, господин Бандл. Я не беру с вас никакого слова, или расписки кровью. Надеюсь исключительно на вашу порядочность. Которая, смею предположить, все же иногда просыпается, иначе мы бы с вами сегодня не встретились.

Пауза. Катарина Медичи, да не скажет напоследок какую-нибудь ехидную фразу? Не в этой жизни.

-И не попадайтесь больше в такие простые ловушки моего коллеги. Иначе я в вас серьезно разочаруюсь. Прощайте господин Абихан.

Еле заметный наклон головы обозначает окончание – разговора и самой встречи.

  

АБИХАН

-Постараюсь не попадаться. Прощайте, принцесса...

Склонив голову на прощание, он резко развернулся и быстрым шагом двинулся прочь, в ближайший переулок. В голове царил полнейший сумбур.

"Проклятье!! Напиться. В хлам. Нет, здесь - нельзя. На такси и на другой конец города, пока считают, что я унес ноги.. Или быть поосторожнее и протащить на борт пару-тройку бутылок водки - контрабандой? О да, чудо, как эстетично - пьянствовать в одиночку в каюте. А под дверью Нетти будет что-то петь вредным писклявым голосом...

Прекрасная женщина - и такая ядовитая...

 

«Франси... Как этот сукин сын заставил тебя пойти на такое? Обман, уговоры, угрозы? Или - ты сама? Нет, не верю. Спасибо за предупреждение, Франси. Иначе никакая нежданная помощь мне бы не помогла».

А я, глупец, полагал, что если будешь ты - ловушки не будет...

Остановить это чертово кружение в голове. Скотч, бренди.. водка.. что угодно, где угодно, только подальше отсюда - и побольше."

  

КАТАРИНА

Принцесса Катарина пристально смотрит вслед уходящему врагу. Затем медленно садится в мобиль и неторопливо трогается с места.

Сумбурный день еще не закончен. В звонке от заместителя прозвучали панические нотки. При попытке захвата террориста Абихана Бандла грипповцами был убит хозяин выставки. Скандал постепенно набирает обороты, а это значит что расслабляться принцессе нельзя. А следует срочно спешить домой, и уже из шикарного двух этажного особняка поспешно начинать «работу с информационными потоками».

А что касается отпущенного на свободу террориста… Во-первых, ты поколебала его уверенность в том, что все грипповцы спят и видят, как бы их поймать. И не такие уж опереточные злодеи, как макроновцы наверняка сейчас считают.

Во-вторых, ты прекрасно развлеклась сегодня. Признайся, наконец, авантюры тебе по душе. В-третьих, маленькая гадость коллеге греет душу. И, наконец, в-четвертых, и самое главное, пожалуй: ты сделала первый шаг для мирного урегулирования этого затянувшегося конфликта.

Ну и показала себя во всей красе перед симпатичным молодым человеком – нагло вторгся в размышления ехидный внутренний голос.

«А это здесь причем?»

  

СКОТТ и ФРАНСУАЗА

Всё когда-нибудь заканчивается, и дорожная  полиция наконец-то отпустила Картера, а смотреть на то, как ликвидируют последствия, он уже не стал.  Хватит с него на сегодня, пока шло разбирательство, он вдоволь успел насмотреться на исковерканное железо и суету врачей. Теперь дело за адвокатами, пусть отрабатывают заоблачные гонорары, а ему нужно забрать из больницы Франсуазу, и Скотт уезжает сразу же после долгожданной фразы: «мы вас больше не задерживаем».

Если кто-то подумал, что он сбежал, то он был не так уж и далёк от истины.

Центральная городская клиническая больница оправдывает своё название, она такая одна на весь мегаполис, и это даже не огромное здание, обширный медицинский комплекс со множеством корпусов и сетью подъездных путей. Но приёмное отделение расположено грамотно, и найти его оказывается легко. Вот только не пустили Картера вслед за очередным мобилем «скорой помощи», Скотту пришлось ретироваться и устраиваться на переполненной больничной стоянке. Немного наглости, ловкий манёвр и освободившееся место занято картеровским мобилем, нахально обойдённые соседи по очереди ругательно сигналят вслед.

«А нечего было зевать!» - радуется Скотт хотя бы такой, мелочной, но всё же победе.

 

Франсуаза отыскалась в приёмном покое, бледная, поникшая, она тихонько сидит на кушетке, и у Скотта сердце сжалось, когда он её увидел.

- Франси, ты чего здесь, а не в палате?! – изумляется Скотт, садясь рядом с ней.

- А дама отказалась от госпитализации! – в строгом голосе сопровождающего врача сплошное недовольство, - Получила нужные уколы, и сидит здесь.

- Отвези меня домой, - не поднимая глаз, тихо просит Франсуаза.
Оба «спеца» с изумлением уставились на грозного начальника, осторожно несущего на руках молодую женщину: надо же, оказывается, Картеру ничто человеческое не чуждо! Но проявление этих качеств, увы, крайне избирательно, небрежный кивок отправляет их вон из салона, поставив перед необходимостью добираться до работы самостоятельно, и беднягам только и остается, что посмотреть на габаритные сигналы отъезжающего начальственного мобиля.

«Да, домой», - думает Скотт, с беспокойством поглядывая на притихшую Франси, - «Потери, разбирательства – всё потом…».

 

АБИХАН

Домой, то есть на борт Макрон-базы, Абихан Бандл вернулся глубокой ночью. Был он в состоянии неопределенном - наполовину еще пьяный, наполовину кое-как протрезвевший. Это не помешало довести «Бету» - на рефлексах с примесью автопилота, и посадил пилот свою алую «коробочку» довольно точно. Однако по дороге к жилым помещениям его ощутимо пошатывало.

На его счастье, профессор Темнозвезд не счел нужным выходить навстречу с распростертыми объятиями: напротив, он буркнул под нос - "Ну, наконец-то, явился этот разгильдяй!!» -  и с чувством выполненного долга направился к своей каюте. Явления пилота в нетрезвом виде профессор даже не предполагал...
Блейд же, как дежурный и старший пилот, счел необходимым выйти навстречу - и был неприятно удивлен. Чертовски неприятно, мягко говоря.

-И что с тобой там произошло? - скептически вопросил он, глядя, как Абихан преодолевает коридор, небрежно придерживаясь за стенку.

Тот поднял голову и расплылся в странной улыбке.

-Произошло? Да ничего особенного, вполне рядовое событие... под названием засада.

-А почему сигнал тревоги не послал?? - сердито спросил Блейд.

-Сперва было некогда... а потом стало ни к чему - я отбился.

-Тебя проводить?

-Благодарю, - сказал Абихан высокомерно и  с легкой горечью, которую помешал скрыть алкоголь, - хотя бы до каюты я в состоянии добраться самостоятельно...

И тут нелегкая вынесла в коридор Нетти. В пижаме.

-Ух ты, наш герой вернулся! - радостно воскликнула она. - А чего по стеночке идешь? А разве пьяных героев не приносят на носилках? А что профессор тебе сказал? А, он же спать лег - он только завтра скажет!

А как же твое свидение?? С лысой девушкой? Она оказалась не лысая, и ты с горя напился???

Абихан посмотрел на нее с выражением лица непередаваемым.

-Мое свидание? - переспросил он медленно. Конечно, это всего лишь ребенок, причем ребенок пострадавший, но сейчас ему очень захотелось дать по шее мелкой заразе… Вместо этого Бандл предпочел ответить на ее вопрос.

-Мое свидание прошло великолепно. Девушка, которая когда-то меня любила, и с которой мы расстались, сперва попросила о помощи, а потом попыталась сдать меня ГРИПу и заманила в засаду. Так что я сперва бежал, потом отстреливался, потом опять бежал... Кстати, она брюнетка.

Нетти осталась стоять с открытым ртом.

Блэйд сперва удивленно распахнул глаза, потом сделал наиболее логичный для себя вывод.

-Пойдем-ка, я тебя осмотрю, - сказал "летающий медик" и потянул бывшего агента в сторону лазарета. – Нагоняй свой потом получишь. Вот же чудо в перьях, читает нам лекции об опасности старых контактов, и сам же шлет к чертям свои рекомендации…

-А медицинский спирт у тебя еще есть?

-Кажется, был. Пойдем-пойдем.

И первый пилот уволок Абихана за собой в медотсек. Правда, ничего, кроме легкого ожога на руке, он не обнаружил, зато запасы спирта в медицинском отсеке несколько поубавились...

 

КАТАРИНА

Хорошее настроение Катарины резко поубавилось с приездом в особняк. Первая же включенная тв-программа  выдала сегодняшние «разборки в галерее». Настроение оказалось испорчено напрочь.
- Скотт, мерзавец, ты понимаешь, что натворил???
Бокал богемского стекла с жалобным звоном разбился о стену.
- Так, без нервов, ваше высочество. Попробуем подумать, как это можно хотя бы частично исправить.

 

СКОТТ

Уфф, добрались!

Тревоги, пальба, сегодняшнее поражение – всё это Скотт оставил за дверью, сейчас нужно успокоить Франсуазу. Тёплое молоко и мёд – проверенные средства, и вот уже Франси свернулась тёплым клубком у него под боком и, кажется, спит. Скотт нашаривает у изголовья наушники,  алгоритм поиска новостных программ давно задан, и плазменная панель на противоположной стене мягко засветилась, проявляются первые кадры.

Он успел к началу выпуска, криминальные новости ещё не начались, и в данный момент транслируется официальная хроника: кто-то кому-то под сенью знамён сердечно жмёт руку. Ещё четверть часа горячих заверений в дружбе, озаряемых вспышками фотокамер и оптимистично-неискренними улыбками, и высших чиновников сменяет хроника сегодняшних происшествий.

…Вот падающая Франси, и светловолосый парень, рванувший из-под пиджака армейский бластер, внезапная темнота, звук бьющегося стекла, визг, паника, весёлые огоньки выстрелов. Сердце уходит в галоп, а на экране те же события, что и три с половиной часа назад, на его тактическом дисплее.
Только точка съёмки другая.


Видеозапись внезапно обрывается, и жизнерадостно улыбающаяся ведущая бодро оповещает, что в результате переполоха образовалось семеро раненых и четверо убитых, среди которых знаменитый авангардист, светоч и двигатель современного искусства. Общественность в шоке, полиция ищет…
Скотт рывком вскакивает, запоздало озаботившись, не проснулась ли Франси, и мчится в кабинет.

Чёрт!!! Только этого ему не хватало!!!

Провал операции, побег мятежника – всё это мелочи по сравнению с одной единственной случайностью: гибелью так некстати подвернувшегося кому-то из его ребят или макроновцу (попробуй сейчас разбери!) знаменитого старого чудака от изобразительного авангарда.  Эх, если бы не этот роковой, в полном смысле роковой для Картера, выстрел, всё было бы иначе!

 

Скотту не жаль убитых, как не очень-то им сочувствовала и жизнерадостная ведущая, но вот незадача – погибший слишком известен, чтобы факт его гибели уже завтра накрыло лавиной свежих новостей. Нет, разгорающийся скандал обещает стать, ох, каким громким, и размножающиеся с угрожающей быстротой истеричные комментарии новостных сайтов стопроцентно подтверждают это прогноз.
«Проклятые журналюги, как же быстро они успели! Что же мне теперь делать?!!» - Скотт вцепляется в лохматую шевелюру.

Что делать?

Гасить шум, конечно же!

Босс простит провал, тем более, что он обоснован, и это можно легко доказать. Но если «акулы пера и телекамер» и дальше будут разрабатывать эту тему, а они в неё вцепятся, сенсация, как-никак, то могут докопаться и до виновника этого происшествия. И это пока полбеды, хорошие адвокаты ещё не таких отмазывали, а вот тень на репутации «Корпорации GRIPP» - самый страшный из смертных грехов в понимании Джеймса Шагала, реабилитироваться после этого  будет очень трудно.

 

Так, цель понятна. Но как это осуществить?

Мафия, контрабанда, слежка и нейтрализация недовольных,  полиция – это всё просто и понятно. Но что делать с журналистами?! Картеру легче замять по части следствия пару аварий, подобных сегодняшней, а там трое погибших и раза в четыре больше раненных, чем заткнуть рты журналистам. Но на то, что бы не начать планировать отстрел наиболее одиозных представителей пишуще-снимающей братии, у него пока хватает здравого смысла.
Адреналин не лучший помощник, и за пять минут волнение почти снято дыхательной гимнастикой (остатки юношеского увлечения спортом), и теперь Скотт почти спокойно рассуждает, куда и к кому надо срочно идти на поклон.

 

Выбор невелик.

Можно к папочке, уважаемому гражданину и, по совместительству, боссу мафиозному. Отец, конечно же, поможет, опыт - да ещё какой! - имеется, но потом обязательным пунктом программы будут нотации на тему «большие деньги любят тишину, а очень большие – мёртвую». И двадцатидевятилетний начальник департамента безопасности одной из трёх крупнейших мировых корпораций будет ощущать себя в детских штанишках - Стивен Картер не редко использует такие воспитательные приёмы, прекрасно зная, что Скотт очень болезненно воспринимает хоть мизерную информированность родичей о своих неудачах. А уж длительные рассуждения на эту тему…

Бр-р!

«Нет, не к папочке я не пойду, плавали – знаем, слишком высока цена потом будет».

 

Остаётся Катарина.

Принцесса  тоже поможет коллеге, в конце концов, они в одной упряжке, и в её интересах поскорее пригасить начинающийся пожар – если процесс выйдет из-под контроля, ей от Шагала тоже крепко достанется.

И Катарина Прекрасная так же не прочь поточить коготки о самолюбие ненавистного ей  мафиози и делает это с видимым удовольствием, но сегодня ситуация иная. То, что ещё полчаса назад воспринималось как поражение, в ближайшие несколько часов Скотту очень поможет.

Это «что-то» - компромат. Качественный компромат, и если продемонстрировать его Биг Боссу, то от последствий не отвертеться даже этой корпоративной лисе. И Катарина достаточно умна, что бы это понять. Так что ему сегодня обеспечено полное понимание, и  будут не униженные просьбы заносчивой злюки, а нормальный торг.

Ты - мне, я – тебе.

Решено, о помощи он попросит её, стерву рыжую. Это самый правильный ход, она ведь столько крупных СМИ в кулаке держит, по своим контактам и через кузину Шейлу, супругу медиамагната Мэдисона, крупного акционера Корпорации.

«Но сначал&#